Путинский тайминг войны и кризис

Президент Путин, выступая перед членами правительства 19 апреля, уверял российских граждан, что в экономике дела обстоят хорошо, а от санкций страдают в основном жители ЕС.

1. «Зеркалить» правду

«Стратегия экономического блицкрига не удалась», сказал Путин, переиначивая фразу, облетевшую большинство мировых СМИ после неудач российской армии в первые недели вторжения. Путин постоянно «зеркалит» риторику западных политиков и СМИ. Такая практика может показаться практически оккультной или языческой, но у нее есть своя цель. Западные политики и СМИ обвиняли российскую информационную машину в распространении фейков, теперь сам Путин принимает закон, в котором фейками называется то, что западные СМИ и политики говорят и пишут про Россию. Язык Запада приходит к российскому обывателю как язык фальшивого описания самого Запада, язык лжи. В итоге, «правда», то, что ей претендует быть, оказывается дискредитирована и риторически неотличима от лжи.

Можно ли использовать тот же прием для мистификации экономической реальности? Отчасти — да. Путин привел данные о курсе рубля, который стабилизировался и не далек от довоенного. А также об инфляции, которая после резкого всплеска замедлилась. Но курс рубля стабилизировался, в частности, в силу тех ограничений на свободное хождение валюты, которые приняли власти, а также резкого падения импорта, а инфляция замедлилась, потому что из продажи оказались вымыты некоторые категории товаров, покупательная способность граждан снизилась, а неопределенность будущего заставляет их воздерживаться от покупок.

2. Симптомы и причины

Советская экономика в начале 1980-х гг. выглядела для внешнего наблюдателя не очень благополучной, но совершенно устойчивой. Специальный доклад ЦРУ Конгрессу США, представленный в 1982 г., говорил, что экономика СССР будет замедляться, но системный кризис в обозримом будущем ей точно не грозит. И когда в конце 1980-х советская экономика вошла в спираль жесточайшего кризиса, экономисты бросились искать его причины. Частично это были ошибки экономической политики 1980-х, но и сами эти ошибки, и общий масштаб кризиса был результатом одного системного обстоятельства.

В советской экономике начала 1980-х не было фондового рынка, конвертируемости рубля, цены на все товары и ресурсы были фиксированными, а поставки обязательными. В рыночной экономике именно цены и их изменения — на товары, ресурсы, активы, деньги и труд — сигнализируют о балансе спроса и предложения, а резкое изменение цен на целую группу товаров и факторов производства, например — цены денег, активов и ресурсов, — обычно называют кризисом, который сигнализирует о серьезных дисбалансах.

Советская экономика начала 1980-х выглядела устойчивой не потому, что была таковой. А потому что все каналы, доносящие до экономических субъектов сведения о дисбалансах, были здесь подавлены или перекрыты. И когда, по мере ползучей либерализации экономики в конце 1980-х, начали проявлять себя реальные ценовые соотношения, под железобетонной конструкцией советской экономики просто поехала почва.

Точно также ограничения, наложенные в последнее время российскими властями на покупку валюты, распоряжение валютной выручкой, фондовый рынок и проч. призваны купировать симптомы резкого ухудшения экономических условий, а не сами эти ухудшения.

3. Запас порочности

Впрочем, надо сказать, что в конце 2021 и начале 2022 г. российская экономика находилась в благоприятной фазе: это было обусловлено как восстановительным ростом после кризиса, связанного с пандемией, так и благоприятной конъюнктурой сырьевых рынков. Это обеспечило и высокие темпы экономического роста зимой 2021 — 2022 г., и существенный профицит бюджета в 2021 г. Инерция этих факторов ведет к тому, что даже в марте экономика, скорее всего, еще не покажет спада, отрабатывая прежние заказы на имеющихся запасах. Об этом свидетельствуют мартовские конъюнктурные опросы Росстата. В то же время опросы и менеджеров предприятий, и менеджеров по закупкам, на основании которых составляется индекс PMI, свидетельствуют о резком переломе ожиданий на будущее.

О том же, по сути, говорила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, заметившая в тот же день, когда президент Путин произносил свою фанфаронскую речь, что «период, когда экономика может жить на запасах, конечен, и во втором, в начале третьего квартала мы войдем в период структурной трансформации, поиска новых моделей бизнеса для многих предприятий». Набиуллина не могла произнести слова «кризис» или «спад», которые сегодня запрещены в российском политическом обиходе.

Точно такие же табу существовали в советское время: когда лидеры СССР осознали в середине 1980-х, что экономика находится в стагнации, они не объявили об этом, но провозгласили компанию «всемерного ускорения» экономического развития. Точно также сегодня будущий кризис именуется «структурной перестройкой».

Впрочем, схитрила Набиуллина и с таймингом: большинство прогнозов говорит, что резкий спад ожидает экономику уже в апреле, но ведь статистические данные на этот счет появятся лишь в конце мая.

4. Продать двух мертвых кошек

Впрочем, вся эта кампания по камуфлированию «реальности», то есть кризиса, связанного с санкциями, имеет вполне прагматическую цель. Если граждане узнают об уже имеющихся и грозящих в недалеком будущем проблемах с экономикой сейчас, это, скорее всего, ухудшит их отношение к войне, которую Путин ведет против Украины. В то же время к лету, когда, как прогнозирует Набиуллина, масштаб экономических проблем будет уже невозможно скрывать, г-н Путин надеется завершить кровавую битву за Донбасс, закрепить за собой сухопутный коридор в Крым и приступить к мирным переговорам с разрушенной Украиной. Сегодня он дарит россиянам стабильность экономики в обмен на войну, а к лету собирается подарить мир в обмен на кризис.

КИРИЛЛ РОГОВ, политолог

Наверх