Геополитические выборы России на карте политэкономии при «Великом сбросе» капитализма и «Чингисхан с телеграфом»?

Из цикла статей «Язык логики». Материал в ПДФ формате здесь

Конкретное политическое решение в управлении государства (тактика) делается в перспективе геополитической расстановки сил (физика отношений/логика обстоятельств) на стратегической карте политэкономии (логика отношений/логика намерений).

Геополитика дает «физику» явления: физическое описание игроков на шахматной доске «здесь и сейчас». Это наблюдаемая динамика явления «движуха».

Политэкономия дает «логику» явления: описание всей борьбы этих игроков как единство в терминах внутреннего диалектического противоречия из оппозиции двух игроков с разрешением в третий. Это логическая схема описания динамики.

Таким образом, в геополитическом описании любого конкретного политического решения должен присутствовать логический момент из политэкономии. Поэтому сначала приведем политэкономическую карту явления (логику стратегии), и затем наложим на нее тактический геополитический момент (логика тактики). Синтез обоих требует отражение в тактике конкретного политического решения «здесь и сейчас».

Политэкономия момента. «Великая перезагрузка» («Великий сброс»), Клаус Шваб. (комментирует Андрей Фурсов)

«Утверждение – Отрицание – Единство» есть треугольник-схема абстрактной диалектической целостности с внутренним диалектическим противоречием из двух моментов с разрешением в третий.

«Индивидуализм – Производство – Социум» есть треугольник политэкономии для разных формаций отношений, который отражает предыдущий абстрактный диалектический треугольник. Расшифровывается как «Индивидуализм/утверждение – Производство/отрицание – Социум/единство».

«Труд – Капитал – Рынок» — описывает политэкономию современной глобальной капиталистической системы. Этот треугольник описывает любую капиталистическую воспроизводящуюся систему как целостность в терминах ее внутреннего диалектического противоречия из двух моментов с разрешением в третий. Расшифровывается как «Капитал/Индивидуализм/утверждение – Труд/Производство/отрицание – Рынок/Социум/единство».

«Профсоюзы/Труд – Корпорация/Капитал – Государство/Рынок» — описывает силовой/субъектный треугольник политической динамики общества в рамках границ одного государства в период классического капитализма «свободного рынка» до глобализации (конец ХIX века).

«Государство/Труд/отрицание – Индустриальный капитал/утверждение – Финансовый капитал (ФинИнтерн)/единство» — описывает силовой/субъектный треугольник политической динамики общества в период государственно-монополистического капитализма (начало-сер. XX века). «Государство» единственный защитник «Труда», например, фактор СССР зарубежном в политэкономии ХХ века. Капитал всех видов пытается перекупить «Государство», например, переориентация спецслужб западных демократий и СССР на возникавшие ТНК.

«Государство/отрицание – Индустриальный капитал ТНК/утверждение – Финансовый капитал ТНК (ФинИнтерн)/единство» — описывает силовой/субъектный треугольник политической динамики общества в период глобального капитализма (конец XX – нач. XXI вв). «Государство» уже полностью забыло о «Труде», и класс гос. бюрократии «Государство» имеет субъектность только в зазоре борьбы между капиталистическими хищниками ТНК в терминах многовекторной политики торга, «то с нами, то с вами». Это есть текущий политэкономический момент.

(*) Может помочь подсказка, что всю онтологию времени можно описать диалектической целостностью как

«Материя/утверждение –Смыслы/Святой Дух/отрицание – Время/Творение/единство».

Текущий политэкономический момент «Государство/отрицание – Индустриальный капитал ТНК/утверждение – Финансовый капитал ТНК (ФинИнтерн)/единство» подходит к концу и не может более себя воспроизвести, как это показывает кризис последние 12 лет. Встал вопрос, каким будет следующий силовой/субъектный диалектический треугольник «?/утверждение –?/отрицание – ?/единство». Правящая элита, хочет найти ответ на этот вопрос первой. И если не найти истинный ответ, то как минимум первой постулировать и навязать ложную идею оглупленным массам, «продать в смысле втиснуть ненужный товар в стране дураков». Этот коварный ход отражает книга «Великая перезагрузка» («Великий сброс») Клауса Шваба,которую прокомментировал Андрей Ильич Фурсов в вышеприведенном ролике. Осознаю, что мое понимание из комментариев есть отчасти «вторая свежесть». Тем не менее, мое понимание этих комментариев следующее.

Верхи хотят сохранить «власть» по-старому, т.е. в терминах капиталистической частной собственности. Раздел частной собственности ведет к войне элит между собой внутри треугольника глобального общества «Индивидуализм – Производства – Социум». В треугольнике «Труд – Капитал/ТНК – Фининтерн/ТНК» лугче всего списать «Труд». Как сказал поклонник Маркса Ж.Аттали: мировое правительство создаст не пролетариат, а капитал, и перестанет быть капиталом. «Труд» будет сопротивляется на платформе «коллективизма», который может даже усилиться на базе мощного глобального информационного пространства. Поэтому,

Первый момент «Производство». Ударить и убрать «коллективизм» как фактор из жизни. Свести все производство к роботам и искусственному интеллекту. Это уберет момент Производство как последний носитель и базис для воспроизводства «коллективизма», после того как эпоха частного целеполагания капитализма уже убрала Социум «по долгу Традиции» как базис для присутствия «коллективизма» априори. (туда Традиции и дорога, амин).

Второй момент «Индивидуализм». Возгонка, раскрутка и утилизация Времени в сердцах людей будет продолжаться по восходящей только в процессе «индивидуальной» активности в индустрии развлечений у мониторов «наедине с собой», с приятной виртуальной идентичностью «я» на базе ни к чему не обязывающей и постоянно меняющейся сегрегации по интересам виртуальных интернет соц.групп (контролируемых «большим братом» в ваших же «личных» интересах). Как с «ковидом» нас спасают от нас самих за наше же «спасибо».

Третий момент «Социум»: «Традиционализм» остается за кадром. Раскрученное в бешеной индустрии индивидуальных развлечений «наедине с собой», Время продолжает утилизироваться в сердцах людей. Но целеполагание масс людей отчуждено в «Индивидуальное». Частное «индивидуальное» целеполагание не имеет «коллективизма» и абсолютно не входит в противоречие с «Традиционализмом». Такая идиллия перемирия между Либерализмом и Традиционализмом и очередного «конца истории» … Но возникают вопросы реальной устойчивости такой системы.

Вопрос 1) Достаточно ли будет Времени утилизировано? Индивидуальная утилизация Времени очень низкокачественна в сравнении с альтруистической утилизацией индивидуального времени в коллективе. Человека отличает от животного именно виртуальная надстройка смыслов над животным базисом Времени, и эта надстройка проявляется именно в интенсивном социальном моменте «общего/отрицание»: мощный коллективизм в производстве, социальная справедливость, «возлюби ближнего своего как самого себя», в процессе которых высококачественно утилизируется по человеческому смыслу животное Время. В приведенном сценарии без коллективизма нет базиса для высококачественной утилизации животного Времени, и остается только животная утилизация, пусть и в теплом, чистом, светлом и сытном коровнике, даже с больными и стариками – роботов хватит на всех. Очень как-бы и гуманно до абсурда.

Вопрос 2) Не треснет ли человек в сердце от Абсурда дурной бесконечности частностей? Бесконечная, пусть и низкокачественная, но зато очень много, утилизация Времени по животной форме приведет к Стыду и Страху Б-жьему. Так обещает Послание, говоря о народах, погубленных Всевышним. Сценарий перемирия между Традиционализмом и Либерализмом есть сценарий «Содома и Гоморры», или в индустриальной формации феномен идеологии «национал-социализм», уже на новой информационной виртуальной технологической базе.

«Национал-социализм» вытекает из «этнической нации», «нации по крови» как «welfare state» за счет соседей «вне моей нации», когда «welfare state» уже проел все локальные внутренние ресурсы (как шведский социализм) и остается империалистическая экспансия на соседей (американский, английский, французский, немецкий, японский «welfare state»). Сегрегация не обязательно должна быть по крови или расе. Можно по локальному языку, и далее по доступу к образованию и ресурсам (что уже присутствует в ядре кап.системы).

Вопрос 3) Капитализм перестает быть капитализмом. Капитал – это овеществленный в произведенном товаре труд. Труд есть внутреннее время человека, его усилие в процессе производства и желание наполнения этого усилия в потреблении после усилия. Через товар с ценником на прилавке рынка, на внутреннее время (труд) навязывается (отчуждается) целеполагание в пользу «частного» целеполагания Либерализма. Время форматируется по либеральным смыслам в сумму частностей. Альтернативные отчуждения «по долгу» Традиции и «социальная справедливость» от Судного Дня вытеснены. Если человек больше не делает усилие на уже не существующем производстве, нет труда, нет усилия вообще. Телепатии нет, и не получится задать свое целеполагание другому через зомбирование напрямую. Можно создавать фетиши моды, разные обертки на один и тот же продукт, виртуальные игры в попытке зацепить крючком любопытства человеческую душу, в таком виртуальном игорном доме человек будет делать свое личное усилие воли в одиночестве. Если у человека самомнение больное, то он захочет выигрывать виртуально у компьютера. Спорт без коллективных стадионов приобретет моду. Голосовать и ставить «лайки» вместо оплаты с зарплаты за работу на производстве. Это ли капитализм? Надолго ли психика «свидетельствования» выдержит такие нагрузки усилия «наедине с собой»? Очень возможно, без коллективного производства человек у монитора вспомнит о свете Абсолюта напрямую без светозащитного стекла альтруизма и опять повториться абсурд «Содома и Гоморры» для либерального большинства. Маленький отряд радикалов у мониторов продолжает молиться о Судном Дне и прощении для всего Творения (иншаллаh), шифруясь под либеральное большинство. Даосские жрецы давосского форума снимают «Матрица-3».

Геополитика момента (1). Путин против Ирана? Руслан Айсин

Тезис. Глобализация отношений на таране/носителе индустриального, финансового, информационного производства абсолютно обнулила географический фактор определения политической субъектности. Выведение онтологии за скобки политики оставляет логические смыслы на роль единственного кандидата на политическую субъектность. Сохранить политическую субъектность можно только логически: выражать в политической идеологии смыслы, отличные от других субъектов. География ушла в тактический момент и «пробиваема» как защита. Язык диалектической логики вообще, и политэкономия в частности, возвращаются в политику. Поясним.

До глобализации, в своем медвежьем углу разные правители могут пить свой локальный национальный напиток скотч, вино, водку, саке, кумыс, чай, кофе, быть одного логического целеполагания (скажем Традиционализм) и обладать реальной политической субъектностью в своей замкнутой географической локальности. У одних до других руки (локальные производственные отношения) не дотягиваются через географические барьеры.

Во времена глобальных отношений все становиться информацией смыслов в информационной надстройке на базисе сердца внутри каждого человека, и отменяется локальность/национальность географическая. Последняя уже не нужна для трактовки глобальных смыслов на локальный манер в силу глобальности носителя смыслов – производственных цепочек индустриального и информационного производства, по природе «коллективное», по проявлению ТНК. Если один локальный правитель пытается осуществить свою локальную субъектность по той же логической схеме (Либерализм или Традиционализм), как и его большой уже более глобальный сосед, то глобальный просто поглотит локального, локальный просто наймется на работу в глобальный, локальный просто сольется/вольется в глобальный по логике общих для обоих производственных отношений, потому что географического барьера локализации больше нет, и уже не поможет вся локальная экзотика (будь то скотч, вино, водку, саке, кумыс, чай, кофе). Просто рестораны «национальной кухни» откроют на одной и той же улице, а на другой – автодилеры разным марок БМВ, Форд, Тойота и так по всем наименованиям товаров. Весь рынок есть один виртуальный глобальный этнографический музей национальных товаров. Виртуальное пространство есть глобальное резиновое пространство и позволяет найти место и примерить любое разнообразие локальной экзотики на общем рынке товаров. Это касается вопроса на всех масштабах, место «политического субъекта» государства РФ в глобальном мире производственных цепочек ТНК, о политической роли национальных республик РФ и б/СССР в Евразийской зоне. Вопрос как вписаться геополитической единице «государство РФ» в политическую политэкономическую карту мира, которая отражает диалектическую связь из противоречия оппозиции и снятия в трех моментах: Либерализм/утверждение – Традиционализм/Единство – Единобожие/отрицание.

Локалы имеют шанс играть с глобалами, но для этого нужно тоже стать альтернативными глобалами. Это означает логический альтернативный смысл – теологический/логический, метафизический/геополитический, политический/синтез первых двух. Имеем следующее определение глобальных игроков по логичеким смыслам:

  • Либералы/Олигархи оседлали смысл «Утверждение Частного» как частный индивидуализм.
  • Традиционализм/Родовой Строй княжат на смысле «Единство Целого» как целый коллективизм.

Радикализму (Коммунизм/Единобожие) остался смысл «Отрицание-отрицания» первых двух через Общее как коллективизм индивидуалов.

В треугольнике «Индивидуализм – Производство – Социум» Радикализм может оседлать только момент «Производство» глобальных цепочек ТНК, и с одной стороны, вытеснить Либерализм на производстве в «Индивидуализм» любопытствующих «естественных наук» и «индустрии развлечений/искусство», и с другой стороны, вытеснить Традиционализм на производстве в индустрию «ментальной и физической гигиены», «психоанализ new age», «восточная медицина», остатки родственных отношений «семья». Тогда момент Производство становиться базой для индивидуальной молитвы вместе в коллективе. Молитву можно назвать «социальная справедливость».

Но на повестке дня Либеральный Клуб предлагает альтернативный вариант будущего как перемирие между Традиционализмом и Либерализмом без Радикалов (Коммунизм/Единобожие), как мы уже описали выше в параграфе «Великий сброс».

Геополитика момента (2). Китай предложил России военный союз? Китаевед Николай Вавилов

Сценарий1. РФ может заключить военный союз с Китаем/Традиционализм против США/Либерализм. Тогда в тактическом выигрыше патриоты сохраняют место работы «медведь свой тайги не отдаст» в дочерней компании «РФ» от ТНК «Традиционализм».

Сценарий2. РФ может заключить военный союз с США/Либерализм против Китая/Традиционализм. Тогда в тактическом выигрыше либералы-космополиты-компрадоры сохраняют место работы в региональном отделении «РФ» от ТНК «Либерализм».

В обоих случаях РФ, ее населению и ресурсу, выпадает почетная, но «узкая» роль военного кулака, «жандарма» локальных территорий на «широком» поле глобального производства ТНК того или иного разлива. Платить новым «наемникам» за военный сервис будут хорошо. Это напоминает Чингисхана. Он был кулаком Традиционализма, сбил единственный альтернативный логический политический проект халифат Единобожия, а Либерализма тогда еще не было. Это политическая реакционная сущность тех великих завоеваний. Но были и прогрессивные последствия. Во-первых, завоевания Чингисхана вывели Старый Мир на новый виток глобализации рынков и углубления разделения труда после завоеваний Александра Македонского, что привело к интернационализации локальных медвежьих углов новой традиционной империи. Во-вторых, мобилизация кочевых тюрок стоила им авторитета традиционного Родового Строя, и кровное родство перестало быть единственной скрепой той «государственности» и было частично заменено на «службу» и «обюрократилось», за которую можно было выслужиться и до «почти» самых высот социальной иерархии, т.е. момент «Индивидуализм» усилился политически еще до возникновения капиталистических отношений на производстве. В-третьих, очередное переселение народов (мигранты), перекладка и сдвигание вековых камней локальных медвежьих углов (цветные революции, на базе мигрантских гетто) создало зазор для новых территориальных политических образований в виде империй, доживших до капиталистических времен в лице Российской Империи, Османской Империи и др. Территориальная и культурная единица «Российская Империя» послужила наиболее адекватной и легко воспламеняемой базой для политического модерна XX века в виде СССР.

Если Чингисхан был примером, когда Традиционализм навязал свои смыслы локалам кочевой Евразии, сколотил из них «военный кулак» и раздолбил альтернативный политический проект Единобожия, и «коварная» история глобализации дала крюк в сторону Традиционализма и его «коварно» слабого звена России., То был и другой пример «Чингисхана с телеграфом»: так Троцкий называл Сталина.

С одной стороны, идея Троцкого о глобальной и перманентной Всемирной Революции имела глобальную сетевую природу и не имела своего производственного базиса. Базисом было глобальное капиталистическое производство с его объективным внутренними диалектическими противоречиями в связке «Труд – Капитал – Фининтерн», как мы написали выше в теоретической части статьи.

С другой стороны, идея Сталина о построении социализма в отдельно взятой стране, – имела свой локальный базис индустриального СССР с постепенной экспансией на территорию глобального капиталистического рынка и постепенным превращением в глобальную социалистическую систему производства и разделения труда.

По целеполаганию обе идеи были за мировое торжество Коммунизма с целеполаганием «отрицание», как и у Единобожия. По стратегии осуществления оба различались. По историческому факту «Сталин» как верный ленинец-диалектик смог игрой на тактическом уровне и ограниченных ресурсах удержать и сделать цель «отрицание» в форме Коммунизма как стратегический фактор в истории XX века.

Таким образом, совпадающее по цели «отрицание» с Коммунизмом, Единобожие хотя бы косвенно присутствовало как активный стратегический политический субъект в политической повестке бурного XX века. Альтернатива: героически бегать и умереть за веру в горах Северного Кавказа, Тяньшаня, Тора Боры? (мы не в коем случае не принижаем героизм шахидов). Единобожие еще не говорило на языке логики, и именно в силу этой «технической» причины объективно не могло иметь по-другому явное присутствие на политической карте XX века. Именно за это политическое присутствие Единобожия в истории хотя-бы косвенно, стоит сказать спасибо большевикам вообще, и «Сталину» в частности.

С одной стороны, «Сталин» смог из тактики превратить игру в стратегию «по факту», а не на словах, что заставляет утверждать, что еще лучше сыграть было уже невозможно.

С другой стороны, смог бы «Троцкий» сделать цель «отрицание» еще большим политическим фактором в XX веке, водрузить эту цель выше, прочнее? Думать, говорить, интриговать и пропагандировать он умел не хуже Сталина, был ярким и харизматичным. Трудно ответить на этот вопрос без серьезного исследования. Индустриализацию-коллективизацию со всей болью и подавлением «мелкобуржуазного» классового сопротивления закостенелых в традиционализме локальных масс, — сделали бы даже с большим рвением и «отмороженностью» уполномоченных радикалов-коммисаров «на местах». Но не факт, что все не провалилось бы, ведь система могла бы и не выдержать боли этого исторически необходимого хирургического изменения. В «сталинизме» было много компромиссов и наследований из традиционной русской истории, что хоть как-то снижало боль преобразований и давало возможность наскрести ресурс за счет истории, уже диалектически отвергнутой ради нового светлого будущего. Я физик, не поэт, и поэтому сдается мне, что пойди СССР по пути Троцкого в 1929г., то автор этих строк скорее всего пас бы баранов в степях северного Казахстана, если бы западные партнеры по своей буржуйской логике наняли бы батрачить на ферму вместо соседа татарина, когда сама темнота «адата» обоих казаха и татарина не позволила бы им объединиться в единый политический профсоюз «пролетарии всех стран соединяйтесь», и не путать с не-политическим, а этнографическим по природе музеем дружбы народов ООН «казахи, татары, и прочие …. соединяйтесь».

«Чингисхан с телеграфом» в выборе не купился на чужой смысл Либерализма или Традиционализма, водрузил Красное Знамя отличного от них смысла, приобрел по отличному смыслу отличную политическую субъектность и сыграл отличную политическую игру из тактики в стратегию. Текущий политический момент тоже требует геополитического выбора. Поиск ответа на вопрос «с кем и против кого» будет ссылаться в том числе и на сравнение систем из исторического прошлого. Любое сравнение воспроизводящихся социальных систем – культурное, экономическое, идеологическое, геополитическое должно отражать политэкономическое содержание сравниваемых систем, чем для системы СССР было обобществление средств производства и интернационализм. В СССР внутренние политэкономические логические правила социальных отношений были другие и воспроизводили систему СССР с другим социальным содержанием, ни Традиционализма, ни Либерализма. Обобществление средств производства уничтожил корень прямой эксплуатации человека человеком на той технологической базе, и является той политэкономической характеристикой, которая делает ложным отсылки сталинского СССР как тоталитарный режим, Римская Империя, Империя Чингисхана, даже приемник Российской Империи. Ближе всего отсылка к Халифату первых халифов, когда Пророк (а.с.) создал политическое и политэкономическое образование на отрицании «кровного родства и племени» – отрицании Традиционализма, что было политическим отрицанием всего того, что было на тот исторический момент на политэкономической карте человечества. СССР возник в более сложной политэкономической реальности, но тоже политически отрицал все, что было на его исторический момент. СССР был отрицанием-отрицания Традиционализма(монархии кастового общества на общине)-Либерализма(капиталистических отношений), что в остатке дает коллективизм на производстве и в деревне в виде индустриализации-коллективизации с обобществлением средств производства как один ответ на все вопросы. Большевистская коммунистическая революция и ее реализация «по-сталину» были примером, когда пёстрое разнообразие локальных аборигенов объединил властный субъект (политическая партия) под общим смыслом Коммунизма «отрицание», и им не был навязан смысл «единства» Традиции, как в случае с Чингисханом, или Либерализма, как в случае петровских или столыпинским реформ. Такое было возможно в XX веке в силу противоречия капиталистических акул и их основных игроков Либерализм/США – Традиционализм/Великобритания, которые поддерживали Советскую Россию, видя в ней «жандарма» в своей игре. Тогда буржуины-либералы видели мир как экономику, жрецы-традиции видели мир как геополитику из метафизики, и оба проморгали Красный проект, который смотрел на мир через очки политэкономии марксизма и гегелевской диалектики. Сегодня ситуация выбора для Кремля очень похожа.

Большевистская коммунистическая «социальная справедливость» не выводиться как наиболее эффективное решение «бухгалтерского» экономического уравнения «чтобы булок было больше». «Социальная справедливость» как последняя истина и цель противоречит и абсурдна законам онтологии времени и истории, и может быть полностью до конца обоснована только радикальным «отрицанием» под названием Судный День (см.[1]).

Либерализм частного вообще не способен «объединять» на мобилизацию для чего-либо, если только его не поженить с Традицией целого в оксюморон «национал-социализма», и всегда с сегрегацией за счет других, потому что ресурсов всегда мало. За свою историю Россия уже пыталась сделать выбор в оксюморон Либерализм-Традиционализм уже несколько раз по классовым предпочтениям правящего класса в логике догоняющего развития и встраивания в светлое капиталистическое будущее, один раз в петровское правление и еще раз в конце XIX с продолжением столыпинских реформ. В обоих случаях «капитализм» по западному образцу обломился с известными последствиями, и по результату, именно благодаря выбранным большевиками отличным от других смыслам, Россия сохранилась как цивилизационная единица, а не как чей- то задний двор. Поэтому Россия все еще может стать центром для отдельного глобального политического проекта. В будущее на шит надо выбрать четкие отличные смыслы, география уже не фактор для политической стратегии.

Ссылки
[1] «Язык логики. Справедливое равенство из Судного Дня», Айдар Карабалаев

АЙДАР КАРАБАЛАЕВ

Расскажите друзьям:
Наверх