76-я годовщина резни в Алжире

Пожалуй, для нас эта годовщина даже важнее чем та, которая отмечается по всей России и в некоторых сопредельных странах. Зря говорят пропагандистские каналы, что в Европе не отмечают день Победы. Здесь отмечают не день Победы, а день наступления мира. В Европе его отмечают 8 мая. Считается, что это связано с расхождением во времени, так как капитуляция в Карлсхорсте была подписана 8 мая в 23:00. И не только эта причина послужила отделением своего праздника от европейского, но и политическая, чтобы не путать кто победил, а кто был освобожден и затем заново порабощен победителем.

Вообще реальной причиной переноса в Советском Союзе праздника на 9 мая была в том, что в Реймсе 8 мая от имени союзников и в присутствии представителя советского командования был так же подписан акт о капитуляции, не признанный Сталиным. Это было на Западном фронте и естественно Сталин не мог этого признать, он потребовал, чтобы подобное подписание состоялось в Берлине под диктовку советского командования. Все видели эту хронику, когда Жуков всем указывает куда сесть: союзникам в эту сторону, а германской стороне справа (там сидели Кейтель, Дениц и все прочие). Реальная причина была в том, что был фальстарт и с точки зрения Сталина в Реймсе была подписана неправильная капитуляция, поэтому он заставил ее переписать, что и стало реальной причиной переноса даты на 9 мая.

Но мы сегодня отмечаем очень печальную дату для нас, хотя я считаю, что и та дата, связанная с победой над Германией, очень печальная. Так как это величайшая трагедия и отмечать ее как праздник, разумеется, пошло и является пляской на костях, что кощунственно. Кощунственно перед теми, кто погиб на той войне, погибли простые люди. Это не были сверхлюди, это не были какие-то сверхвоины, это были обычные крестьяне, канцелярские работники, преподаватели, студенты, которые были вынуждены взять винтовку и идти в эту грязь, в этот ужас войны. Их положили там десятками миллионов, это немыслимые цифры, и они не укладываются в голове. Были колоссальные жертвы со всех сторон, которые надо поминать тихо, душевно, интимно даже или может быть в семейном кругу, так как нет семьи в этой части света, в которой никто бы не пострадал. Да и в других частях света: не забудем про Индокитай, про тихоокеанский театр военных действий, который был значительно масштабнее. Хоть там было меньше масс войск (это отличие морской войны от сухопутной), там не было таких масс войск с огромным личным составом, просто был большой по масштабу театр военных действий от Индии и чуть ли не до Аляски. Поэтому там была другая война и жертвы были не малые, особенно в сухопутной части этой войны. Кто там считал в бирманских лесах или Манчжурии, сколько погибло гражданских? Их вообще никто людьми не воспринимал, ни одна сторона, ни другая.

Я предлагаю также вспомнить те неназванные жертвы войны — жертвы Алжирского восстания. Как это произошло? Оно началось 8 мая, как раз с известия о том, что в Европе закончилась война. И очень большое количество людей из стран Магриба, из этой части Африки, участвовало в этой войне на стороне Франции, на стороне союзников. В частности, в том, чтобы сломить хребет тому самом Роммелю («Лис пустыни») немалый свой вклад внесли эти самые алжирцы, тунисцы, сенегальцы и прочие представители западной, северо-западной и экваториальной Африки. Они также воевали против Италии в Ливии и в Европе они воевали. В европейских частях, африканцев было до одной трети во французской армии. А в африканских частях, до двух третей личного состава (можете себе представить это количество). Они были воодушевлены известием, что война в Европе закончилась, что эта победа общая и что теперь они просят расширения прав автономии, чтобы им не назначали генерал-губернатора из Франции, чтобы у них наряду с этим наместником была своя выборная власть, свой парламент. Вот и все чего они требовали, но в ответ они получили пули. В течение двух недель по алжирским официальным данным, по архивам, свидетельским показаниям и другим исследованиям подтвержденная цифра — 45 000 человек, убитых за две недели этого восстания.

И сразу им показали, кто тут победитель, а кто никакого профита не получит от этой победы. Кстати, похожая ситуация была и после Первой мировой войны, но без такой жуткой крови, что касается Ближнего Востока. Когда те, которые подняли восстание в отдалённых провинциях Османской империи и по сути открыли новым крестоносцам ворота Иерусалима, поехали на Парижскую мирную конференцию, они думали, что им отведено место за столом переговоров. Не тут-то было, их даже на порог не пустили. У них был проект конституции многоконфессиональной страны, они поехали из Шама в Париж. Их не пустили на порог, то есть отношение белого сахиба ко всем остальным было проявлено в полной мере, и разумеется никто не собирался их голос учитывать в переделе сфер влияния и рынков. И я предлагаю почтить память тех алжирцев, отдавших свою жизнь еще во время войны за победу над Германией, а потом после войны убитых в карательных экспедициях французской армии. Затем им пришлось еще практически двадцать лет, когда они уже расстались с мыслями о самоуправлении, добиваться полной независимости от Франции. Это была долгая и очень кровопролитная история.

МУРАТ ТЕМИРОВ

расшифровка стрима

Наверх