ПОИСТИНЕ

Концептуальный информационно-аналитический портал

Язык логики. Политэкономия. Государство в контексте глобальной экономики

«Ваши богатства и ваши дети – не то, что приближает вас к Нам приближением, разве только тех, которые уверовали и творили благое. Эти – для них воздаяние двойное за то, что они делали; они в горницах покойны» (Коран, Саба 34:36)

Полное название статьи: «феномен государства как частный атрибут в контексте целой глобальной капиталистической экономики производства и углубления разделения труда». Данная статья есть аналитическое продолжение на статью «Государство и революция: сто лет спустя» РОМАН РУВИНСКИЙ, 2017.

Статья написана по формальной схеме описания Содержание – Атрибут → Форма: оформление атрибута в содержании и содержания через атрибут, где на оппозиции целого содержания и частного атрибута проясняется оформление этого атрибута в контексте содержания, и как следствие, проясняется и само содержание. Приведенная схема есть схема упрощенного описания и диктуется ограниченными рамками статьи, которая не есть полноценное научное исследование.

Схема описания феномена «Государство» в контексте целого процесса «Производства»:

(1) (содержание) «Производство» как процесс глобального производства и углубления разделения труда

(2) (атрибут) «Государство» как оформленное проявление и атрибут в содержании «Производство»

(3) (форма) Производство – Государство → Форма: оформление Государства в Производстве, сценарии:

      (3.a) Государство «больше» Производства и есть условие для роста и очерчивает объем для заполнения Производством

      (3.b) Государство «равно» Производству и адекватно его выражает

      (3.c) Государство «меньше» Производства и не может выразить и подчиняется последнему

 

Мы описываем феномен «Государство» как атрибут в контексте некоторого сложного целостного содержания «Процесс производства и углубления разделения труда», где рассматриваемый феномен Государство (атрибут) есть часть этого Производства (содержания). Целостное содержание состоит и выражается посредством многих ему присущих атрибутов, включая и данный атрибут. С одной стороны, оппозиция атрибут – целое подразумевает сравнение атрибута и целого. С другой стороны, частный атрибут не есть и не может полностью выразить целое, потому что атрибут и целое принципиально различаются по природе. Поэтому оппозиция атрибут – целое есть суть косвенное сравнение выбранного атрибута с другими атрибутами этого же целого, что подразумевает косвенное разделение сложного целого на части и их связи в рамках этого целого. Эти части и связи будут иметь разную природу («метрику») нашего многогранного много-природного сложного целостного содержания. Связи между частями будут либо прямыми для частей одной природы, либо диалектическими для частей разной природы. Если мы говорим о частном феномене «государство» в рамках состоящего из многих атрибутов целого содержания «процесс производства», то мы должны представить это целое тремя атрибутами, чтобы не потерять три измерения, диктуемые тройной диалектической логикой: Единство – Отрицание – Утверждение. В общем случае имеем Метафизика – Социум – Материальное производство, что конкретно в ограниченных рамках статьи можно сузить до атрибутов Человек – Государство – Капитал.

«Метафизика» внутреннего времени представлена общим феноменом под названием «Человек», здесь конкретно в проекции на производственные отношения: оформление внутреннего Времени в субъективное переживание в процессе социального «производства» на материальном базисе.

«Материя» объективного мира представлена самой физической экономикой производства и обмена, и играет роль материального «базиса» для нашего целостного содержания «Производство». Физическая Экономика представлена ее атрибутом «Капитал», на который «завязаны» политэкономические отношения.

«Социум» включает феномен «Государство». Государство есть атрибут и часть Социума. Если существование человека в системе производства в широком понимании мы назвали «Производство», то на плоскости социума весь объем «Производства» с его тремя моментами Метафизика – Материя – Социум отражается как три момента Социальные отношения – Экономика – Государство (civileconomicsstate). Объем Метафизики на социальной плоскости представлен Социальными отношениями, Материя – Экономикой, объём Социума отражается в «плоской проекции» Государство. Метафизика включает и отражается на Материи, Социальные отношения включают Экономику. Оппозиция Метафизика – Материя разрешается в Социум. Оппозиция отношений Социальных – Экономических разрешается в Государство. Таким образом, диалектическая ориентация в объеме Метафизика – Материя – Социум сохранена на плоскости как Социальные отношения – Экономика – Государство. Именно выделение экономических отношений в отдельно регулируемую категорию «экономикс» из метафизики человека вообще и совокупности всех социальных отношений в частности, порождает оппозицию Социум (целое) – Экономикс (атрибут), которая разрешается в другой атрибут «Государство». В статье мы ограничимся описанием атрибута «Государство» в контексте целостного содержания «Производство».

Наш метод описания состоит в (а) прикладывание и разложении сложных предметов на простые атрибуты через оппозицию этих предметов по линейке диалектической логики, с последующим (б) разрешением простых оппозиций этих атрибутов, и заканчивается (с) получением сложного ответа на вопрос начальной сложной оппозиции из предметов через собирание уже разрешенных простых оппозиций из атрибутов. Поэтому, во-первых, сначала стоит напомнить, как выглядит диалектическая логика на разных содержаниях. Во-вторых, стоит сказать пару слов о социальном феномене «капитал», который является стержнем нашей статьи, когда более частный феномен «государство» описывается через отражение на общей картине «капитала».

Диалектическая линейка логики имеет три полюса, которые завязаны одной связью: оппозиции двух любых разрешаются в третий. Примеры разложения разных содержаний по линейке логики:

·          Единство – Отрицание – Утверждение (формальные операторы логики для метода)

·          Алгоритм – Вариация – Функция (определение метода и его процедур через «алгоритм»)

·          Целое – Общее – Частное (приложение метода на содержании внешней «материи»)

·          Единство – Непротиворечивость – Полнота (характеристики метода в сослагательном наклонении)

·          Метафизика (внутреннего времени) – Смысл (отношения) – Материя (физическая) (метод на Времени)

·          Содержание – Форма – Оформленное содержание (схема оформления «материал» методом)

Капитал есть социальное отношение нескольких людей друг к другу через их отношение к материальном базису, находящемуся в их общем пользовании.  Абстрактная концепция «Капитал» выражает экономику капиталистического процесса производства как процесс воспроизводства, накопления и роста капитала как социального отношения. Другими словами, капитал есть частное целеполагание, навязанное экономической активности всех его субъектов напрямую или косвенно. Частное целеполагание в физической экономике диалектически закономерно приводит к углублению разделения труда и наблюдается на капитале в трех моментах:

·          Разнообразие и материальная природа капитала растет (утверждение капитала на онтологии)

·          Общая масса и глобальность капитала растет (единство капитала на онтологии)

·          Логистика, концентрация «плотность», внутренние зависимости и связи в капитале растут и обеспечивают единство, разнообразие и целостность капитала (отрицание капитала на онтологии)

В свете вышеприведенных определений капитала и диалектической линейки логики наш вопрос о «государстве» приобретает следующий более конкретный вид.

«Государство» в контексте целого процесса «Производства»:

(1) «Производство» есть общая картина содержания как процесс глобального производства и углубления разделения труда и состоит из трех полюсов, взаимодополняющих друг друга до этой целостной картины, Человек – Социум – Капитал (материальное производство):  

(1.a) «Человек» есть переживание внутреннего Времени человеком, участвующим в экономике обмена, и есть суть внутреннее содержание «Производства». В общей картине «производства» это момент объединение с тремя под-моментами:

               (1.a.i) Метафизика переживаний внутреннего Времени проявляется как внутреннее осознание человеком собственной индивидуальности в противопоставлении со средой как физической, так и социальной (единство в себе от целого)

               (1.a.ii) Смыслы как разнообразие фантазий и любопытство (отрицание и вариация)

               (1.a.iii) Функциональная роль в рамках целого (утверждение в рамках целого)

 (1.b) «Капитал» обозначает оформленное материальное внешнее проявление «Производства» в виде физической экономики обмена. Это момент утверждение с тремя под-моментами:

               (1.b.i) Разнообразие и материальная природа капитала растет (утверждение)

               (1.b.ii) Общая масса и глобальность капитала растет (единство)

               (1.b.iii) Логистика, концентрация, связи обеспечивают единство капитала (отрицание)

 (1.c) «Социум» встроен в «Производство» и включает атрибут «Государство». Это момент отрицание с тремя под-моментами:

               (1.c.i) Социальные отношения (civil) включают все отношения человека в социуме вообще

               (1.c.ii) Экономические отношения (economics) есть часть социальных отношений на капитале

               (1.c.iii) «Государство» (state) есть выделенная часть социальных отношений

(2) «Государство» есть оформленный атрибут «Социума», через Социум жестко встроено в общую картину «Производство». Три момент «Производства» отражаются в трех моментах «Государства»:

(2.a) «Государство» (атрибут) пронизывает полюс «Человек» и его под-моменты (атрибуты)

(2.b) «Государство» пронизывает полюс «Капитал» и его под-моменты

(2.c) «Государство» как результат диалектического разрешения этих моментов в оппозиции и суть оппозиции Человек – Капитал или, упрощенно, Социум – Экономикс.

(3) Производство – Государство → Форма как формальное исследование формы «государство»:

 (3.a) Государство «больше» Производства и есть пространство и условие для роста Производства

 (3.b) Государство «равно» Производству и адекватно выражает всю картину Производства

 (3.c) Государство «меньше» Производства и не может выразить и подчиняется Производству

 

Оппозиция Государство – Производство формально по логике разрешается в три сценария «государство больше/равно/меньше производства» ( >, = , < ). Перечисление формальных сценариев исчерпывает набор вариантов ответа на вопрос оппозиции и есть суть отражение вопроса: насколько полно и адекватно наблюдаемый феномен «государство» может выразит суть феномена «власть»?

Постановка задачи окончена, и мы переходим к прояснению атрибута «государства» в контексте целого «производства» в терминах данного вышеприведенного представления этого целого и его частей.

Маркс, «Капитал». Знающему читателю сразу «бросается в глаза» неслучайное соответствие стадий капитализма, показанных Марксом в «Капитале» тт.2,3, со сценариями ответа «больше/равно/меньше»:

(I)     Государство > Производство: коммерческий капитализм как вход в индустриальный капитализм

(II)     Государство = Производству: сам индустриальный капитализм

(III)    Государство < Производство: финансовый капитализм как выход их индустриального капитализма.

Диалектическое изменение в трех моментах едино и целостно (замечание о теории). Целостная система диалектически изменяется и принимает разные состояния, которые описываются в трех проекциях. В рамках нашей статьи эти проекции Человек – Социум – Капитал (экономика). Все три полюса имеют разную природу и диалектически взаимосвязаны посредством единого стержня – трансцендентное единство и целостность элемента системы – человека, единое действие которого проявляется и наблюдается на этих плоскостях разной природы. Таким образом, эти разные плоскости взаимно зависимы через трансцендентно пронизывающее их единство человека. Изменение в одной плоскости одной природы сопровождается одновременно другим изменением на плоскости другой природы, потому что оба наблюдаемые изменения являются проекциями некоторого единого целостного изменения системы: которое в свою очередь всегда наблюдается в трех атрибутах разной природы в проекции на разные плоскости, как трехмерный вектор. Нельзя «исключить» две плоскости и рассматривать изменения только в третьей плоскости изолированно от двух первых. Мы не можем сузить и изолировать описание только одной плоскостью в силу трехмерного единства базового элемента системы – человека. Мы сводим весь объем «Производство» на плоскость «Социум», и далее к линии «Государство» на этой плоскости. Мы наблюдаем развитие возмущения на этой линии и помним, что вообще-то система объемна и не ограничена этой линией, и даже плоскостью. С одной стороны, на линии мы можем задать уже более конкретный «количественный» критерий больше – равно – меньше, потому что свели разные качества к одной метрике (линии). Например, мы можем сказать, что Государство «больше», или «меньше», или «равно» Производству, что формально теоретически указывает на некоторые сценарии, которые еще нужно осмыслить: увидеть физику явления за математической формулой. С другой стороны, очевидно мы не можем требовать детерминистического описания динамики изменений системы в силу такого вынуждено упрощенного описания. Именно поэтому мы обречены на присутствие неопределенности, когда равно возможны несколько сценариев изменений – это и есть недетерминированное диалектическое разрешение оппозиции двух в третье, а не аннигиляция двух в «ноль». Далее, если мы введем на линию «количественного» сравнения дополнительную информацию о системе извне этой линии, то это будет выбором конкретного сценария изменения, отражающегося на линии. Существует ограниченное число возможных сценариев изменений, который можно назвать возможными «идеологиями». Разница между детерминированным описанием и описанием с неопределенностью и выбором есть разница между диалектическим материализмом (атеизма) и материалистической диалектикой (метафизики) (см. работу «Диалектика Единобожия. Метод. Часть III. Применение Логики в Политэкономии»). Подробнее о «Капитале» Маркса и «возмущении по диалектической характеристике» читатель может кратко ознакомиться в статье «Язык логики. Политэкономия. Маркс, Капитал т.1,2,3 – краткий обзор метода».

(*) Для людей знакомых с математикой эту ситуацию можно назвать «развитием возмущений по диалектической характеристике» по аналогии с уравнениями математической физики в частных производных.

Итак, на линии на плоскости «Социум» мы можем формально теоретически назвать следующие сценарии: Государство «больше», или «меньше», или «равно» Производству. Осмыслим каждый сценарий и постараемся увидеть физику явления за математической формулой.

(I.) Государство «больше» Производства. С одной стороны, государство создается Производством, растет и отражает производство. С другой стороны, государство оформляет производство, и создает пространство и условие для роста производства и углубления разделения труда. Государство есть атрибут и набор условий для эволюции содержания Производства, направленного и ограниченного атрибутом Государство. В потоке содержания «производство» возникает, выделяется и оформляется в отдельный шест атрибут «государство», и поток начинает оформляться и бурлить вихрями и пузырями другой формы. Все три полюса Человек – Социум – Капитал участвуют вместе в целостном диалектическом изменении и росте содержания «Производство». Эти объемные «метафизические» полюса отражаются на плоскости социума как диалектическая связь Социальные отношения – Экономика – Государство

Капитал растет в разнообразии, количестве и логистике в процессе экономики обмена. Этот сценарий коммерческого капитализма есть «до индустриальная» форма производства и «вход» в полноценный индустриальный капитализм. Качественно происходит выделение товарного производства для продажи вовне системы: коммерческий капитал «племени», освобожденные от «племени» частным целеполаганием торговцы, начинает целенаправленно инвестировать ресурсы в производство излишков товаров специально для продажи вовне «племени», и зачастую за счет недопроизводства нужных товаров, которые предполагается приобрести через обмен на внешнем рынке. Это приводит к количественному росту капитала и глобализации, когда «племя» престает быть внутри себя самодостаточным изолированным локальным-в-себе и открывается глобальному рынку. Это порождает качественный рост разнообразия капитала и «перекос» разнообразия разделения труда в сторону целостного глобального разделения труда: упрощение разнообразия работ локально в колонии и рост разнообразия работ в целом во всей расширенной системе метрополия и колонии вместе. Качественный и количественный рост сопровождается наличием логистики и концентрации капитала в руках отдельного субъекта. Это называется ростом углубления разделения труда в целостной капиталистической системе, «глобализирующейся» за счет новых колоний.

Человек индивидуализируется на росте экономических отношений и все больше становиться независимым «субъектом» в принятии «экономических» решений – homo-economics. Он социально эмансипируется от «племени», «рабства», «земли» и приобретает функциональную субъектность: эволюционирует из объекта как часть целостного субъекта «племя» в отдельный субъект «наемный рабочий» вне «племени», а его затраченное на работе внутреннее время становиться «товаром» на рынке труда. Функциональная роль экономики в жизни человека возрастает за счет вовлечения в «экономический» обмен все большей части «племенных и традиционных» моментов, которые становятся товаром и приобретают новую функциональность «капитал».

Социум. Рост и изменение функциональной природы Капитала и индивидуализация Человека сопровождаются выделением социальных отношений на материальном производстве в отдельно оформленный социальный феномен «экономика». В свою очередь, «индивидуализация» «экономики» из целостной социальной ткани традиционного общества оформляется в институте «государство» как выделенной формализованной области насилия и принуждения «вне племени и традиции». «Государство» на базе выделившейся отдельно «экономики» есть функция регулирования последней самой себя. Частное целеполагание «экономики» вне «традиции» создает условие для воспроизводимой и углубляющейся индивидуализации «человека» со своим частным целеполаганием из «племени», и здесь «государство» уже регулирует саму социальную активность человека, заменяя категорический императив морали традиции племени на мораль-от-экономики частного целеполагания для индивидуализированного человека.

Таким образом имеем три взаимодополняющих воспроизводящихся момента. Во-первых, атрибут «государство» призван регулировать только «экономическую» активность человека, и человек больше этой узкой активности.

Во-вторых, единство и целостность человека переносят частное-целеполагание-от-экономики на всего человека, включая изменение смыслов целеполагания для метафизики внутреннего времени и мораль.

В-третьих, все больше социальной традиционной активности переносится в юрисдикцию экономики и капитализируется – становиться функцией от и для экономики капитала, и в частности сопровождается оформлением в институте «государство». Повторим, это развитие содержит три взаимодополняющих и поддерживающих друг друга момента: (а) рост индивидуализации и эмансипация человека на базе трансцендентности когнитивной функции восприятия, (б) рост массы, разнообразия, концентрации и логистики капитала и вообще процесса производства и разделения труда, (в) рост доли экономики и ее атрибута государство в жизнедеятельности человека за счет сужения социального пространства традиционного «племени» вне-экономики. За счет этих трех моментов растет площадь стенок сосуда «экономика», который вмещает и оформляет все большее и большее количество внутреннего времени, натекающего в сердце каждого человека, вовлеченного в экономику обмена. «Государство меньше производства» есть наличие пространства для оформления этой массы времени посредством роста объема социальной активности, когда все больше от-человека вовлекается в экономику под юрисдикцию государства по указке социального ценника «капитал»: к феномену, объекту, активности привязывается ценник «капитал», и тот переходит в юрисдикцию «государства» и становиться частью «экономики обмена». Например, «кушать» продолжаешь, но до этого кушал «дома с племенем», а теперь идешь в «ресторан с коллегой по офису или один».

(*) Именно этой целостной диалектики не видит вульгарный либерализм сегодня и провозглашает принцип «свободы от целого» – что есть логически ложное утверждение.

(II.) Государство «равно» Производству и адекватно выражает всю картину Производства и углубление разделения труда. Здесь институт государства играет доминирующую форму для оформления картины всей «экономики обмена» и вообще всего общества в целом, которое сделало экономику своим основополагающим моментом и целеполаганием, подчинившего все другие активности уже индивидуального человека.

Капитал здесь приобретает форму индустриального капитала, который сменяет стадию коммерческого капитала. Массовое производство товаров с целью для обмена и роста «капитала» – это частное целеполагание экономики стало доминирующим и перенесено на все стороны жизни общества в силу трансцендентного единства и целостности человека. Рост массы, разнообразия, концентрации и логистики капитала воспроизводит углубление разделения труда и идет в форме научно-технического прогресса пока позволяют внешние, внутренние и «виртуальные» рынки.

Человек. Частное целеполагание роста частного капитала диктуется и навязывается всем сторонам жизни общества и человека в силу трансцендентного единства и целостности человека, воспроизводится на базе экономики обмена и ведет к еще большей индивидуализации человека.

Социум. Индивидуализация человека оформляется не только через работу в институтах производства и рынка рабочей силы как товара для обмена, но и через потребление в индустрии развлечений и стадионов. Все аспекты жизни человека включены «экономику» и исключены из «традиции почвы и крови». Последняя уходит из системообразующего атрибута в виртуальное хобби «соцсеть по интересу» в силу отсутствия «обязательного производственного» носителя: сначала сужается до «семьи», а потом и сама «семья» уходит в вариационное «партнерство» в силу продолжающейся индивидуализации человека и развития технических средств генерирования и доставки информации (интернет).

Унаследованное от коммерческого капитала частное целеполагание помогло индустриальному капиталу эмансипироваться от «племени» в глобальный обмен. «Капитал» диктует свое частное целеполагание во всех активностях человека, что оформляется в апогей развития «государства» как «госкапитализм» и слияние экономики и государства без и вне метафизики времени. Это время «прогресса» включает метафизический «материализм», «атеизм», «национальные государства» и империалистические войны, массовое образование, научно-технический прогресс. В СССР была попытка навязать обществу «общее» целеполагание «социального равенства вообще» посредством постулирования «общего» целеполагания на командной высоте «экономика».

(III.) Государство «меньше» Производства и не может его выразить и подчиняется ему (текущий момент и его анализ).

Капитал здесь описывается стадией финансового капитала. Содержание производства и углубления разделения труда продолжают расти и перерастают форму национального государства и госкапитализма. Масса, концентрация, разнообразие и логистика капитала растет на базе информационных технологий и в пределе не ограничена географией государств. Наднациональная глобальная Транснациональная Корпорация (ТНК) есть адекватное выражение логистики оформления для «Капитала» в условиях сетевой экономики. Производственные цепочки трансцендентно пересекают все границы и этажи старого государства, что делает эти государства лишенными самодостаточного властного содержания «пустышками». Корпорации сконцентрированного капитала могут использовать исторически дошедший до нас феномен «государства» как объект применения силы и мобилизации человеческого ресурса на определенной территории в своих целях.

Человек становиться «голым индивидуалистом» и впадает в шизофрению целеполагания. Ужас и стыд абсурда есть вызов современному человеку. У него уже отобрали привязку смыслов к «традиции почвы и крови». Только личное индивидуальное усилие в сторону единства смысла способно противостоять такой тотальной эмансипации от тотального вовлечения в экономику обмена всей физической онтологии как внешней, так и внутренней.

Социум. Физическая география проиграла информации. «Кровь» ушла еще в индустриальном капитализме. Теперь ушла и «почва». Семьи нет. Сетевая социализация производства и потребления в форме виртуальных социальных сетей есть новая социальная реальность для «голого» «индивидуализированного в конец» человека.

На текучий исторический момент «Государство» потеряло свою субъектность и превратилась в объект в руках субъекта Глобальный Капитал в форме Транснациональной Корпорации (ТНК). Именно субъект ТНК наиболее адекватно оформляет содержание глобальной системы производства и разделения труда в условиях сетевой экономики. Это оформление еще не полное, не исчерпывающее и не закончено, и идет его постоянное переоформление и становление с текушими изменениями на трех полюсах: материальная экономика (информационные технологии) –  метафизика человека (желаний и стыда абсурда) – правовое поле социума (государство или что-то взаимен). Эта незаконченность в оформлении создает зазор для проявления и других системных глобальных субъектов. Их структурно можно предсказать по логике на любом базисе, включая и политэкономический базис в общем, и информационную онтологию в частности. Эти структурные субъекты будут чем-то конкретным на конкретном базисе сетевой онтологии производства: Традиционализм, Родовой Строй, Олигархия, Либерализм, Коммунизм, Единобожие. Этими шестью сценариями исчерпываются все возможные комбинации по смыслу «производственных» ролей Цель – Средство – Ресурс на базисе Целое – Общее – Частное: 3! = 6. С одной стороны, на сегодня властный субъект оформился форме «Глобальная Корпорация» по структурному варианту Олигархия/Власть – Либерализм/Труд с его частным целеполаганием для всех, что продиктовано историческим развитием финансового капитализма из индустриального капитализма из коммерческого капитализма. С другой стороны, такое унаследованное частное целеполагание входит в противоречие с природой носителя, к которому привязано это частное целеполагание «капитал» = «товар»: природа товара перестала быть физическим объектом (качество «утверждение», «частное») и сменилась информацией (качество «отрицание», «общее»), и не понятно, как в форме товара отчуждать качество Общее-Отрицание в порядке Частное-Утверждение?

Основным теоретическим противоречием текущего момента на языке политэкономии является несоответствие между «Частной» природой целеполагания и «Обшей» природой носителя для этого целеполагания – информации как товара для обмена.

Это противоречие в управлении (власти) проявляется сразу на всех этажах: внутренняя метафизика, социальные отношения, материальный базис, – что указывает на системный кризис власти, когда «низы – не хотят, а верхи – не могут». Производство воспроизводит носитель еще и еще для утверждения власти. Власть хочет утвердиться по старому Частным целеполаганием через отчуждение и присвоение товара, а природа товара не дает осуществить до конца такое отчуждение товара для утверждения и воспроизводства власти, и остается зазор для отрицания такой власти. Ответ возможно лежит в том, что природа информации (общее, отрицание) структурно соответствует системному субъекту Коммунизм/Труд – Единобожие/Власть, а Олигархия – Либерализм оседлали по исторической инерции не свое место? (подробнее см. «Язык логики. Политэкономия. Маркс, Капитал т.1,2,3 – краткий обзор метода»)

Фрагментация государства. Частным следствием данного фундаментального противоречия Частного целеполагания и Общего по природе носителя для «привязки» этого целеполагания является фрагментация феномена государства как фрагментация ресурса в условиях частного целеполагания.

Частное целеполагание воспроизводит ситуацию фрагментации и дробления ресурса и средства, прикладываемого к ресурсу – этот общий системный феномен называется углублением разделения труда и удлинением производственных цепочек.

Здесь это дробление перекинулось на феномен «государство», которое на линейке Цель – Средство – Ресурс поменяло роль со «средства для капитала» на «ресурс для капитала», что наблюдается сегодня как феномен «парада мифических национализмов» с реальным субъектом «глобальная корпорация» за кадром, который окучивает эти «государства как ресурс». Государство уменьшилось не абсолютно, но относительно капитала и человека, потому что капитал и человек выросли за пределы государства.

В начале, пока средство «молоток» (государство) дает рост системы (колониальный империализм, индустриализация и научно-технический прогресс) за счет имеющихся «свободных» ресурсов (рынков), сама форма «молоток» проходит стадию становления и растет, в силу включения все большей феноменологии и активности человека в экономику обмена, когда ко всему попавшему под каток капиталистического прогресса привязывается ценник «товар-капитал». Мы это описали выше, в стадии (I) коммерческий капитал «государство больше производства» и растет за счет ресурса производства. Далее в стадии (II) индустриального капитала «государство равно производству» происходит углубление разделения труда, что есть фрагментация и дробление звеньев единого конвейера производства на более мелкие «субъекты» компании и фирмы с удлинением цепочек производства за счет этого разнообразия новых более мелких звеньев. В стадии (III) финансового капитала «государство меньше производства» имеем ограничение и нехватку рынков, что приводит фрагментации не только ресурсов, но и самого средства «молока» (государство) в руках нового субъекта ТНК: капитал хочет расти по старинке за счет частного целеполагания и разделения труда, встречает ограничение уже более не дробящегося ресурса, и тогда сам эмансипируется в корпорацию и более не отождествляется с государством, что позволяет перевести «молоток» (государство) с роли «средство» на роль «ресурса» и продолжить дробить этот новый ресурс по логике частного целеполагания. Власть уходит из оболочки «государство». Заключаем, что не надо требовать по привычке от государства-ресурса в эпоху финансового капитала и информации того же самого, что требовалось от государства-средства в эпоху индустриального капитала: поменялось целое производство и функциональность его атрибутов, включая «государство».

Новые политэкономические границы в форме сетевой организации политэкономического пространства приходят на место уходящего феномена «государства». Если форма «государство» как оформление политэкономического содержания уходит в прошлое, то новые границы новой формы нужно искать в текущем процессе производства и разделения труда, потому что последний и есть содержание, подлежащее оформлению каким-либо организационным моментом, за которым стоить ускользающая от описания и постоянно меняющая маски «власть». Удлинение производственных цепочек есть рост капитала в массе, разнообразии, концентрации и логистике в условиях частного целеполагания на базисе информационной онтологии. Сетевая экономика капитала уже трансцендентно переросла (а) географию физического пространства, (б) очерченное государством социальное пространство и пытается пробить последнюю третью границу (в) метафизического единства внутреннего времени человеческого «я», что было бы возвратом к золотому веку телепатии с ТНК на роли жреца-мага.  На сегодня граница проходит по производственной сетевой цепочке: (1) глобалы «внутри», допущенные участвовать в производстве «условные 3%», (2) локалы «вне» производства как «новые люмпены», и (3) «периферия» между глобалами «внутри» и локалами «вне», где они соприкасаются. Такое развитие ведет к новым сегрегации, коллективному целому, «национализму» и т.д.: меняется сама функциональность привычных нам атрибутов индустриальной эпохи, включая государство. Процесс углубления разделения труда и удлинения производственных цепочек находиться «внутри» (человека-информации), а взрывы социального конфликта перенесены на «периферию-между». Это стратегия текущего момента, и мы обсудим ее в другой статье, посвященной новому «национализму».

Субъекты власти в новых границах. Частное целеполагания производства, присвоения и отчуждения товара, и Общая природа товара (информация) в капиталистической системе порождают два системных субъекта Глобальный Производственный Капитал и Глобальный Финансовый Капитал. Если в индустриальном капитализме первый был определен национально-локальной географией производственных цепочек и систематически отставал от второго в глобальности и «маневре», то сегодня в условиях глобальной сети производственных цепочек первый догнал второй в глобальности на общем поле. «Государство» для обоих есть ресурс и точка приложения силы для оформления уходящей физической географии производства и атавизма люмпенизируюшихся «племен». Финансовый капитал имеет Общее в роли Средства и Частное как Ресурс. Производственный Капитал есть Частная глобальная сетевая цепочка производства как Средство в Общей борьбе за Ресурсы глобального сетевого рынка. «Рокфеллеры-промышленники» опять пытаются взять реванш над «Ротшильдами-финансистами», и на оппозиции возникает зазор для третьего глобального субъекта, как было много раз и в прошлом.

Государство как шит для «слабых» – это чисто тактический момент «уходящего» индустриального государства. Как мы показали выше, сегодня государство «меньше» производства и углубления разделения труда с капиталистическим частным целеполаганием. Капитал не нуждается в государстве как системообразующем моменте для оформления своего функционирования и роста. Властный субъект капитала осуществляет свою власть стратегически в маске «ТНК» вне «государства», и использует «государство» как тактический «ресурс» наряду с другими как-то «этно-национализм», движение сексуальных меньшинств, экология и т.д. – все, что угодно, только бы с частным системным целеполаганием и без политэкономии «поделить» с «ответственностью за всех». Сетевые цепочки экономики капитала оформлены в «глобальную корпорацию», «больше» государства и пронизывают «прозрачное» для них государство своим разнообразием, концентрацией и логистикой. Нужно ли такое государство? Если государство уже не нужно «сильным и банкующим» ТНК, то оно еще нужно «слабым и обиженным» массам, которых невидимая «рука» рынка выбрасывает во «вне» производственных цепочек, а оставшиеся «внутри» погружаются в сытое и бессмысленное животное «скотство» частностей по обслуживанию матрицы, пока им дают.

Любой самодостаточный феномен должен иметь оппозицию из как минимум двух «ног» утверждение – отрицание, чтобы разрешаться в третий момент их единства: диалектически воспроизводить себя во времени. Любой подчиненный целому не-самодостаточный феномен будет переопределен и иметь три и более ограничений, которые жестко вписывают его в большее целое без «персонального» выбора. «Государство» имело одну ногу в «капитале» и другую в «человеке», пока росло само и оформляло их обоих в третий момент – воспроизводство общества во времени на базе воспроизводства капитала. В апогее своего развития государство «равно» производству и есть мостик, арбитр оформления и насилия, как в общем между обществом (содержанием) и капиталом (базой), «человеком» и «экономикой», так и в частности для «разборок» внутри капитала и его экономики обмена, и заодно воспитывало или усмиряло массы. Политика имела первый момент – управленческий и тактический, внутри капитала как согласование частных интересов разных капиталов посредством института государство, и второй момент – классовый и стратегический, между капиталом и трудом, как согласование спора класса капиталистов и гражданского общества. «Двуногое» государство ограничивало частные «аппетиты» капитала в целостной долгосрочной перспективе воспроизводства капитала. Капитал сам по себе через «очки» частного целеполагания не способен видеть целое общество, как частное не способно видеть целое и вынужденно подчинятся последнему по назначенной для частного функции-от-целого. В частности, двуногое государство-арбитр заставляло капитал создавать массовое доступное образование, здравоохранение и их инфраструктуру для окучивания рынка «человек и общество».

Демократия сегодня. На сегодня, растущая из экономики капитала «нога» у государства отпала. Наука и образование, социология об обществе, политика о власти – все оформления и институты, что создавались от государства рамках целостной картины «Производство» и им поддерживались, и в свою очередь поддерживали и воспроизводили государство – все это скукоживается и становиться фарсом, из которого ушло реальное содержание и власть. Но у государства еще осталась нога в «человеке». Массы могут выбирать формально демократически или как-то еще «от себя» только публичное государство, но не управляющих директоров частной корпорации. Пока массы еще не выработали глобальную «сетевую» идеологию и не оформили функциональность в институт, способный организовывать момент «индивидуальный человек» параллельно на базе сетевой корпоративной экономики капитала. В переходный период от индустриальной к сетевой экономике, «государство» остается единственным шитом для масс в оппозиции капиталистическим акулам из глобальных ТНК. Смысл «национального суверенитета» сегодня есть цель сохранить остатки доступного массового образования, здравоохранения, их инфраструктуры и всего того, чем занималось государство в индустриальный период капитализма. Это есть суть момента «демократия» сегодня: не рушить, а оседлать и использовать субъект «государство» против субъекта ТНК на поле сетевой экономики. Такое возможно в силу возникшего зазора, когда субъект ТНК осознанно отказывается от фокуса насилия «государство» в пользу сетевой экономики. Другими словами, «государство» уже не есть плоть-от-плоти атрибут национального капитала, ставшего глобальным ТНК, но лишь ресурс, исчерпавший себя в бизнес проекте и с которым обрубаются связи, что неизбежно меняет природу контроля капитала ТНК над государством, и возможно даже ослабляет этот контроль: контроль становиться менее внутренним и более внешним. «Ступай отравленная сталь по назначенью!». Примером использования «государства» против ТНК являются не только «успешный» welfare state и «полу-социализм» перераспределения награбленного на верхушке капиталистической пищевой пирамиды в скандинавских странах, Японии, Германии, Франции, Канады, но и примеры этажом ниже где ТНК грабят: Венесуэла Уго Чавеса, Ливия Муамара Каддафи, Ирак Саддама Хусейна, где частным интересам глобальных корпораций противостояло суверенное государство в руках локальных властных группировок, которые заставляли внешние корпорации платить большой налог за эксплуатацию «народных» природных ресурсов. Это суверенное государство выполняло функцию щита. Вопрос, демократия – это идол-самоцель или средство для чего-то другого? Пока, что во всех странах второго эшелона и ниже, где государство «удовлетворяет» лекалам «демократии» идет неограниченное этим государством разграбление этих стран ТНК, и только некоторым дали чуть «присосаться» к кредитной эмиссии центра по геополитическим соображениям на короткое время. В таком понимании практической роли государства лежит идеологическая неопределенность протеста сегодня везде, в центре и на периферии капиталистической системы: в условиях сетевой экономики оппозиция «за все хорошее» против глобального капитала ТНК или против «государства» на службе ТНК? Падение жизненного уровня, простой производственных мощностей и безработица: все это следствие правил игры сетевой экономики, которая объективно не подконтрольна сегодня государству в глобальной капиталистической системе с частным целеполаганием. «Оседлать» государство и ударить по финансовым потокам налогами и регуляцией, как делал команданте? Сформировать общественное движение и бить по тем же финансовым потокам и сетевым связям ТНК «общественным мнением в судах» минуя или даже с поддержкой части государства, если последнее не впишется по-фашистски в суде за ТНК? Государство «меньше» сетевой экономики Производства, поэтому использовать государство можно как продолжение общественного движения с вооруженными формированиями, или, по-другому как частная военная компания от ТНК. Адекватная политическая активность требует адекватного политэкономического понимания этой разницы. Апогей самодостаточного социалистического государства на индустриальной базе – проект СССР и социалистический блок – в старом его виде уже невозможен в силу изменившегося содержания всего Производства в сравнении с той эпохой роста.

Национализм/идеология – государство. Оба феномена национализм и государство есть атрибуты целостного процесса производства и углубления разделения труда в форме капиталистической индустриальной экономики обмена. Если в прошлом упрощенном идеале они были двумя сторонами одной медали «общества-нации» на базисе экономики, то момент глобальности базиса порождает их эмансипацию друг от друга по критерию локальный – глобальный их адекватности этому глобальному экономическому базису и порождает наблюдаемое противоречие национализм – государство. Национализм, замешанный на локальной «глине», как «кровь и почва» или исторически-географически унаследованный глиняный язык-наречие, – такой национализм стал локальным этно-национализмом в силу относительной глобализации целого экономического базиса, а не сам-по-себе, и без глобализации был бы вполне адекватен как в прошлом. Локальный этно-национализм пытается подчинить и использовать функцию института «государство» по-старому, что в изменившихся условиях глобального целого превращается в локальную функциональность и реакционнонеадекватно содержанию глобальной экономики обмена. Государство на службе локального этно-национализма остается локальным и неизбежно теряет необходимое внутреннее содержание насилия для игр на поле уже глобальной сетевой экономики обмена, «скукоживается» и становится департаментом бюрократов-компрадоров для той или иной ТНК. И тогда непонятно, что есть демократия в оформлении целеполагания такого локального и лишенного своего внутреннего содержания государства-звена-в-сетевой-корпорации? Сегодня адекватным глобальной экономике может быть только «национализм» глобальный идеологии в терминах логики политэкономии и вне частных атрибутов онтологии времени (кров, почва, глиняный язык-наречие). Например, такими глобальными были идеологии капитализма Запада и социализма СССР, со спящим традиционализмом стран неприсоединения Китая и Индии. Этот злободневный момент мы обсудим в другой статье.

Язык/образование – государство. Сказанное об оппозиции «национализм/идеология – государство» справедливо и в более конкретных случаях «язык – государство» и «образование – государство». Феномены язык-наречие, образование, государство есть частные атрибуты целого глобального производства. Частный атрибут может либо оставаться «локальным», игнорировать и быть реакционно неадекватным уже глобальному целому, либо быть «глобальным» и прогрессивно адекватным целому. Это похоже на контраст «необразованного села» и «образованного города» в индустриальной экономике в прошлом, когда индустриализация загоняла и ассимилировала локальные наречия под зонтик единого академического языка индустриальной нации. Язык и образование создаются от-целого и есть органичная часть целого процесса производства. Во-первых, это делает их адекватными атрибутами для выражения целого производства. Во-вторых, они являются очень дорогостоящим продуктом в ценах капиталистической экономики обмена. Если в силу мифических хотелок-от-гордости какие-то локальные индейцы хотят искусственно «купить» и поднят свои локальный язык-наречие и образование до адекватности глобального целого, то эта неадекватная искусственная «хотелка» будет стоит так дорого, что таких денег вообще нет. К тому же такие сложные продукты частное капиталистическое целеполагание вообще дублировать не может, да и денег не даст в силу «отсутствия рынка под продукт». Прагматичный капитализм от частного целеполагания может создавать только гетто и резервации для «индейцев» в лучшем случае при общем правиле просто стирать всех как «не-вписавшихся в рынок». Гуманный социализм с общим целеполаганием равенства может создавать этнографические музеи «дружбы народов» для «индейцев». Возможно ли вписать локальных «индейцев» в глобальное производство, старое частное в новое целое с сохранением всех старых локальных нюансов частного в новом глобальном целом? Этот злободневный момент мы обсудим в другой статье.

Единобожие и государство. Отношение Единобожия к государству можно описать в трех моментах: выбор цели – стратегия – тактика.

Выбор цели. Логика априори дает три возможных варианта на выбор для корректных и целостных целеполаганий: Утверждение – Отрицание – Единство, что на карте онтологии выражается в «командных высотах» Материя – Социум – Метафизика для навязывания целеполагания всей системе с этой выбранной высоты:

·          Единство/Метафизика (времени): Традиционализм (власть) – Родовой Строй (труд)

·          Утверждение/Материя (экономика): Олигархия (власть) – Либерализм (труд)

·          Отрицание/Социум (социальная справедливость как цель): Коммунизм (труд) – Единобожие (власть)

·          (*) ТРОЛКЕ есть упорядоченный плотный перечень этих идеологий по диалектической спирали развития с минимальными системными переходами: (Т)радиционализм – (Р)одовой строй – (О)лигархия – (Л)иберализм – (К)оммунизм – (Е)динобожие (см. работу «Диалектика Единобожия. Метод. Часть III. Применение Логики в Политэкономии»).

Стратегия. Единобожие и Коммунизм выбирают командную высоту «Социум» и на ней водружают флаг целеполагания «социальная справедливость». «Социум» навязывает свою цель извне на Материальную экономику и Метафизику внутреннего времени человека. У последних остается степень свободы в силу того, что все три полюса обладают разной природой и не могут друг друга полностью заметить. Цель «социальная справедливость» может быть неосуществимым на практике мифом в проекции на материальную экономику (всем много колбасы) или метафизику наполнения всех желаний (не больно, без страха и стыда). Экономика подчиняется мифической цели «социальная справедливость» как экономика-от-социальной-справедливости, что есть не самый эффективный сценарий реализации в сравнении экономикой-для-себя, как этого было бы в случае частного целеполагания Олигархии и Либерализма. Например, можно построить многоэтажные золотые дворцы в метрополии-для-себя после ограбления колоний, а можно жить беднее и «одноэтажно» везде-для-всех с включением колоний и без ограбления на стороне. Метафизикаподчиняется мифу «социальная справедливость» как метафизика-от-социальной-справедливости, что есть не самый эффективный сценарий реализации в сравнении с метафизикой-для-себя, как этого было бы в случае целеполагания единства у Традиционализма и Родового Строя. Например, метафизика «сексуальных желаний» меньшинств не может быть флагом борьбы за социальную справедливость: желание-время и справедливость-смысл есть вещи разной природы «время» и «смысл».

Тактика. Если в прошлом форма «государство» оформляло частное целеполагание для достижения эффективности экономики капитала, то сегодня Единобожие и Коммунизм наполняют пустую форму «государство» другим содержанием «социальная справедливость», где экономическое содержание играет подчиненную роль, и не важно насколько это достижимо на практике. Если попытаются доказать Коммунизму, что принцип «социальная справедливость» не эффективен для экономики в узком понимании «экономикс», то Коммунизм ответит, во-первых, что «экономикс» подразумевает частное целеполагание, а это лишь один из возможных стратегических сценариев, и во-вторых, я верю в стратегическое целеполагание социальной справедливости и за ответом отсылаю вас к Единобожию. Единобожие постулирует веру в конец времени и Судный День, и здесь вопрос об онтологической возможности «здесь и сейчас или потом» снимается сам собой и онтологический факт перестает быть единственным критерием истины. С другой стороны, «государство» как институт социальной организации и насилия будет адаптироваться к сетевой экономике ТНК и перерождаться в инфраструктуру «сетевое государство» на «географической» карте сетевых производственных цепочек и без определяющего фактора физической географии. Геополитика-от-политэкономии-сетевого-производства заменит геополитику-от-географии. Поэтому, в период перемен сторонникам Единобожия не стоит пытаться валить одно унаследованное исторически реальное государство ради мифа о своем этно-националистическом государстве. Этно-национализм – это атавизм и химера гордых локальных индейцев, случайно уцелевших под катом глобальной индустриализации практичного капитализма или гуманного социализма. У Единобожия нет родины в смысле «кровь и почва»: у Смысла нет родины во Времени. Единобожие может играть на любой онтологии, строе, формации, экономике, человеке и прочей «глиняной порнографии» желаний времени. Послание не подвержено коррозии Времени. Глина времени может прилипать к Посланию только через «глиняных» людей, которые дети-глина своего времени-глины. «Глине» нужно вовремя вспомнить о вневременной природе Послания и быть практичной. Например, коренным народам в РФ нужно практично помнить, что «путинский ядерный зонтик» есть необходимое условие не стать Сирией, Ираком, Ливией, Сомали по указке ТНК извне, не играть «в темную» за ТНК на развал РФ, потому что только под этим зонтиком можно «крутить дули» мировому глобальному сетевому империализму ТНК. Задача сохранить ресурс для политической борьбы Единобожия – Коммунизма: сохранить остатки массового русскоязычного советского образования, здравоохранения и их инфраструктуры как фундамент системного донесения до масс диалектической логики как атрибута Святого Духа. На глобальном рынке экономики капитала другого такого же по качеству дорогостоящего продукта как массовое русскоязычное советское образование, здравоохранение и их инфраструктура просто нет и не может быть в принципе, именно в силу того, что в ценообразовании частного целеполагания экономики капитала такой продукт нереально дорог, а таких денег у экономики капитала нет. Например, для «избранных» можно попытаться нанять «образованных гувернанток», но это не может побить результат качественного системного массового образования. И тогда эти образованные массы возможно даже очень скоро будут запрошены историческим моментом и станут ресурсом политического единобожия (иншаллаh), как образованные секулярные русские евреи в революцию 1917 или образованные «старшеклассники» 1920-21 года рождения в 1941-45. В противоположном сценарии без массового образования можно гордо и достойно умереть “it is a good day to die”… и не выполнить миссию продиктованную Посланием. Как можно свою гордую локальную «индейскость» вписать в глобальное течение истории и навязать времени стратегию и целеполагание Единобожия, мы обсудим в другой статье.

(*) Пояснение эпиграфа в применение к данной статье. «дети» — это государство, порожденное родителями Социум – Экономика, или, шире Человек – Производство, которое может быть использовано как средство и в целях Послания.

Скачать PDF: Dialectika.Politeconomy.State-2

Айдар КАРАБАЛАЕВ

Расскажите друзьям:
Наверх