Выхолащивание королевской битвы

Произведение Косюна Таками «Королевская битва» прошло через экстенсивную мутацию. В ее результате мир получил новый жанр медиаразвлечений (после публикации книги мир увидел кино, анимацию, мангу и, конечно, видеоигры, инспирированные творчеством Таками). Ценой за успех у миллионов стало выхолащивание содержания. Чувствует ли Таками удовлетворение от того, что стал законодателем мод или испытывает раздражение к массмаркету, искорёжившему его артефакт  не известно.

Не можем ли мы говорить, после случая Косюна, об археологии продуктов массового медиарынка? Исследовании чучела, бывшего раньше живым зверем?

В Диснейленде можно купить фигурки или плюшевые игрушки известных персонажей. Фигурка в магазине соответствует образу персонажа из мультика. Представьте, что если бы подходя к прилавку с Микки Маусом, Вы обнаружили не забавную мышь, а сморщенную крысу с раскрытой пастью и слюной, стекающей с зубов. Курьез ситуации заключается в том, что большинство потребителей принимают «кровожадного Микки» за оригинал. Примерно то же самое произошло с работой Косюна.

«Королевская битва» имеет фигуру позади, первого креатора создавшего мотивы, использованные Таками в ходе работы над произведением. В этом плане битва действительно «королевская». Романы С. Кинга «Ярость»«Долгая прогулка» и «Бегущий человек» были разложены на элементы, реинтегрированы и помещены в пространство японской антиутопии.

Конец девяностых в Японии. У власти фашистский режим во главе с диктатором. Государство тотально, первый враг-американская империя. В стране действует «Программа»: каждый год 1950 школьников (1516 лет), проходят через королевскую битву. Кандидаты на участие выбираются абсолютно случайно. Социальное положение служить защитой не может. В ходе битвы 42 участника, среди них как мальчики, так и девочки, помещаются на огороженную территорию. Чаще всего это остров. Участникам выдается минимальный запас провизии и случайное оружие. Цель игры: уничтожить остальных участников и остаться единственным выжившим. Участники могут свободно вступать в группы, но это не освобождает их от итоговой цели игры. На каждом участнике закреплен ошейник с взрывчаткой. Если в течение суток в игре не будет убитых, то все ошейники детонируют. У всех участников есть карты с размеченной на сектора территорией. Штаб игры, через громкоговоритель, с промежутком в несколько часов, объявляет о закрытии секторов. Все, кто останется в этих зонах, будут убиты путем детонации ошейника.

В центре повествования тройка главных героев. На первом плане рок-н-рольщик Сюя. Мало чего из себя представляющий парень: смазливый, робкий, спортивный. Видимо, идеальноеальтер-эго писателя. Его спутницей в тяжелых жизненных обстоятельствах будет девушка Норико. Тихая подруга, подающая патроны, (в буквальном смысле, в одном из эпизодов) скромно и издалека любящая Сюю. И «матерый волк» Сёго, самый приятный персонаж книги. Он кровный враг фашистского режима, отлично владеющий оружием, навыками первой помощи, хакингом, взломом машин и многим чего еще. Только он, среди всех выживающих, имеет содержательную повестку. Сёго участвует в игре не в первый раз и выступает для Сюя и Норико проводником и учителем. Сёго спокоен, подавляет психические игры неверия в коллективе и, что самое важное, имеет план побега. Сего шрамирован – это последствие участия в прошлой битве. Данное шрамирование выступает как эстетическая метка, сигнатура подлинной взрослости. Сёгоумен не по годам, но по интенсивности судьбы. Благодаря ловкости Сёго герои обманут наблюдателей и сбегут с острова. Ценой за успех будет жизнь самого Сёго. Отмечу, что по задумке автора выиграть  означает обмануть устроителей программы, нарушить правила, придумать и навязать собственную игру.

На втором плане мелькают как положительные персонажи, вроде Синдзи и Хироки. Так и отпетые маньяки: Мицуко и Кадзуо. Синдзи в родстве с открытыми диссидентами, погибшими от рук фашистского режима. Он прекрасный хакер и инженер. Косюн Таками напрямую указывает на опасность такого сочетания для тоталитарного государства. Хироки это отголоски консервативной Японии, монах по своему психотипу. Мальчик, увлекающийся боевыми искусствами. Кадзуо  патологический маньяк, добавляющий перца повествованию и убивающий бывших одноклассников пачками. Мицуко  девочка с тяжелым прошлым. Змея-соблазнительница, приносящая в рассказ вызывающую эротику. Она не менее смертоносна, чем Кадзуо.

На третьем плане располагаются школьники-статисты. В нужный момент они умирают, бегут, паникуют, фонтанируют кровью и разбрасываются окровавленными конечностями. Они выписаны недостаточно объемно, но убедительно.

На четвертом плане устроители «Программы». Само государство, представленное отдаленными безумными взрослыми партократами и проводящими их волю военными. Мотивация по устроению ими программы, до конца не ясна и самому автору. То ли это безумие, то ли коварный план по размножению страха в обществе. Сам механизм распространения этого страха Таками не шибко представляет, но да не будем придираться.

Книга написана скупым языком, практически не пытающимся предлагать читателю витиеватое изложение. Некоторая растерянность может возникнуть при чтении первых двадцати-тридцати страниц, напоминающих худшие образцы женской прозы. Описания учеников излишне подробны, описание любимой главного героя несносно. Таками невнятно деликатен, он описывает возлюбленную и пишет о том, как она замечательно играет на музыкальных инструментах. Вместо этого можно было написать: «у нее была белозубая улыбка и широкие бедра, она его волновала». Впрочем, это беда лишь первых страниц. По ходу повествования язык все более будет освобождаться от орнаментальности, и своей лапидарностью будет работать на сюжетный драйв.

Главной удачей книги является не только эпатаж сюжетной конструкции, но и динамика. Она достигается за счет сильных сторон повествования. Это, в первую очередь, убийства и насилие. Здесь и выдавленные глаза, и ножевые бои, и отстрелянные конечности, и удушение ремнем, и боевые хитрости, и психические столкновения героев, и попытки изнасилования, и сцены соблазнения. (В одной из сцен соблазнения Таками почти прямо говорит нам: мужчины, не верьте женским глазам, их блеск ведет в бездну).

Хороши многие экшен-моменты, сцены прощания с любимыми и друзьями. Таками хорошо совмещает любовную наивность и насилие.

Вообще насилие  дифференциал повествования, подсвечивающий все остальное. Каждая глава заканчивается постоянно уменьшающейся статистикой выживших.

Любовь у Таками честна и проста. Это чистая жертвенность.

В повествовании достаточно провисающих моментов. Пересаленная романтика, в паре мест она очень плоха. Недоумение вызывают некоторые флешбеки героев, напоминающие нелепые шаржи на фильмы Джона Ву. Это бьет по глазам, но не рушит впечатление от книги.

Концовка книги трагична, двое героев остаются потерянными. Доверять государству они больше не могут, «матерого волка» Сёго больше нет рядом. Они должны жить своими силами и своим умом. Но смогут ли они это сделать?

P. S. Небольшие пояснения к вышенаписанному. В играх жанра «Королевская битва» выпрыгнуть из рамок правил невозможно.

Здесь необходимо сделать шаг в сторону и вспомнить произведение Й. Хейзинга «Homo Ludens». С точки зрения Хейзинга подавляющая часть человеческой деятельности возникла и существовала долгое время как игра. Игра обладает следующими признаками: правила, границы, репетитавность. В основе игры лежит веселье, развлечение. Игра противостоит серьезному и обыденному. В результате генезиса человеческой истории игра все меньше занимается развлечением и все больше уходит в сторону серьезного. Теперь любая игра-это большие деньги, акции компаний, рекламные площадки, объекты для контроля чиновников от спорта и т. д. Таким образом, можно считать, что мы свидетели избывания игры из игр.

Любая игра имеет заложенную в себе возможность нарушить правила. Есть случаи, когда нарушение правил даже является почетной обязанностью- игра в карты между шулерами.

В видеоигре нарушить правило можно, но лишь используя лазейки в коде. Использования багов говорит о дырах и недоработках в коде, как если бы Косюн Таками не дописал главу или перепутал имена героев, или ошибся с хронологией. Иными словами нарушение правил в видеоигре  это недоработка создателей, а не нечто имплицитное и находящееся на своем месте. Внутри произведения Таками заложена возможность вырваться из игры, внутри компьютерного кода ее нет.

НЕБОЙША АРКАН

Back to top