Медиа в эпоху «постмодерна»

Цели медиа вчера и сегодня

Медийное пространство как самостоятельный фактор цивилизации существует сравнительно недавно. Фактически рождение медиа как одного из оперативных инструментов коллективного сознания совпадает с выходом на историческую арену Либерального клуба — самостоятельного игрока в большой политике. Либеральный клуб изначально является сообществом людей, более или менее независимых от жесткой иерархии и черпающих материальные ресурсы непосредственно из социальной среды. Иными словами, это люди «либеральных профессий» (адвокаты, врачи, профессура) и богема, к которой примыкают финансисты и спекулятивные посредники разного рода. Именно благодаря тому, что это сообщество осознает себя как политико-идеологический фактор нового времени, оно создает условия для возникновения профессиональной журналистики.

Первоначально СМИ действуют как рупоры различных общественных групп и политических направлений, поскольку «Либералы» (в широком смысле) на первых порах обслуживают как интересы буржуазии, так и некоторой части традиционного истеблишмента. Кроме того, возникает левое крыло либерального сообщества, наиболее крайним и известным выразителем которого стал Карл Маркс.

В XIX и значительной части XX веков пресса не только была каналом самовыражения различных социальных классов и групп населения, она также позволяла либералам формулировать дискурсы этих групп, выступая практически в роли демиурга истории. Так, несомненно, что и коммунистический дискурс от имени «пролетариата», и национал-социалистский дискурс от имени мелкой буржуазии и националистически ориентированной части рабочего класса были генерированы крайне левым и крайне правым флангами все того же Либерального клуба.

Положение резко меняется после 1945 года. Военный триумф США, которые с позапрошлого века становятся штаб-квартирой мирового либерализма, а также изоляция за «железным занавесом» тоталитарных бюрократических режимов, возглавляемых сталинской коммунистической номенклатурой, приводит к тому, что мировые медиа начинают обеспечивать в геополитическом пространстве рыночной экономики контроль Либерального клуба над «молчаливым большинством».

В силу гарантированных западными конституциями свобод существует и альтернативная пресса, но она попадает в идеологические гетто просоветской или — в гораздо меньшем масштабе — неонацистской ориентации. К концу двадцатого столетия медиа превратились практически в главную и безальтернативную структуру, формирующую унифицированное массовое сознание западного человечества.

Медиа и образование

На более ранних этапах своего развития класс профессиональной журналистики был с определенными оговорками подчинен культурным традициям, превалирующим в каждой данной стране. Это означало, что медиа не выходили из тех рамок, которые задавались средней и высшей школой, существовавших под эгидой национальных академий.

Стандарты образования определялись научным сообществом и стержневым элементом академизма были гуманитарные дисциплины. Философия, логика и история занимались проблемами «высокого смысла» и оттачивали мыслительные методики, которые в свою очередь позволяли делать прорыв в естествознание. В этот период научное сообщество еще было тесно связано с «клубом традиционалистов» — высшими слоями социальной иерархии, а также религиозным истеблишментом. Именно в силу этого философы играли определяющую роль в академическом мире. К концу XIX века положение меняется: левый либерализм (марксизм) производит революцию в гуманитарных дисциплинах, рушатся догматы классического естествознания…

Научное сообщество присоединяется к либеральному клубу, порывая с фундаментальным наследием Возрождения. С этого момента возникает поначалу малозаметная эрозия национальных систем образования.

Постепенно журналистское сообщество чувствует все меньшую ответственность в отношении академически признанной картины мира, в конечном счете, освобождается и от необходимости сообразовываться с фактологией. Миф и слух начинают превращаться в инструментарий информационных каналов.

К сегодняшнему дню не система образования определяет уровень и качество информационного потока, проходящего через медиа, но наоборот: картина мира, создаваемая «творчеством» входящих в либеральное сообщество журналистов, начинает влиять на образовательные программы, идеологию преподавательского состава, и, в результате, медиа превращаются в могучее средство влияния на весь образовательный блок. (Наиболее ярко и законченно этот процесс проявился в США.)

Если принять во внимание, что новорожденное человеческое существо как «чистая доска» почти полностью зависит от той интеллектуальной «закладки», которая осуществляется преподавательским корпусом с первых шагов его включения в социум, нет ничего удивительного в том, что во всем западном мире идет стремительный кризис академического знания и развал основных каналов его воспроизводства и передачи. Формирование ментального поля на уровне наций оказалось в руках наиболее невежественной и «бессистемной» части либерального сообщества: журналистов.

Тенденции внутри медиа

Наиболее влиятельная часть западных медиа сегодня остается в руках центра и умеренно правого сегмента Либерального клуба, тесно связанного с устоявшимися политическими партиями и бюрократическим аппаратом. Этот основной блок информационного ресурса ставит перед собой задачу формировать единообразную позицию по наиболее жизненным политическим вопросам, которая выдается за мнение всего общества и является как бы нормативной цивилизационной установкой. Это касается прежде всего проблем легитимности правящих элит, действенности институтов представительной демократии, прав человека, национально-освободительных движений, войны и мира в различных регионах планеты, терроризма и т. д. Объективно, поскольку мировой либерализм определяется политической конъюнктурой внутри американских властных структур, западные медиа транслируют под видом цивилизационных установок прежде всего позицию сильнейших групп влияния в самих США.

(При этом надо добавить, что так называемый «Традиционный клуб», в который входят представители наследственной знати и «князья церкви», фактически отрезан от медийного пространства. Его отдельные выходы в информационную сферу осуществляются под контролем либералов через призму сопутствующих комментариев и оговорок.)

В последнее время внутри либерального клуба все более активно действует группа международных медиамагнатов, состоящая из более или менее «случайных» нуворишей и сверхнуворишей. Типичной для них политикой оказывается приобретение бумажных изданий, обладающих традиционными брендами, наряду с достаточно популярными телеканалами. Совмещение телевизионных технологий, влияющих на сознание аудитории в режиме прямого действия, с журнально-газетной аналитикой, рассчитанной на более образованные слои, создает особый эффект, когда рациональная, объяснительная часть интерпретации событий совпадает с эмоциональным программированием коллективного бессознательного.

Скандал как оружие

Многие из этих медиамагнатов являются этически сомнительными персонажами со спорной легитимностью в мире большого бизнеса. Возможно поэтому они делают ставку на тот сегмент медиа, который популярно именуют «желтым».

В последнее время общественная роль изданий, специализирующихся на слухах, скандалах и дезинформации, резко выросла. Таблоиды начали играть возрастающую роль в зомбировании определенной части «молчаливого большинства». Как правило, желтая пресса ведет обработку своей аудитории в духе несфокусированного правого национализма, концентрируя ощущения неудовлетворенности и социального поражения в хорошо понятных направлениях конфессионального и этнического конфликта.

(Дальше начинают формулировать конкретные задачи уже специализированные маргинальные издания различного рода движений и группок, которые, как правило, курируют секретные службы.)

Иными словами, «олигархи» как особый скандальный подкласс либерального клуба борются за свое присутствие в большой политике на площадке правого популизма.

Это происходит на фоне крушения леволиберального дискурса, стержнем которого на протяжении полутора веков был марксизм во всех его модификациях. Сегодня левый либерализм свелся к антиглобалистскому сообществу, распадающемуся на множество маргинальных и маловлиятельных направлений, чей общей характеристикой оказывается мировоззренческая инфантильность и бессистемность.

Ближайшее будущее

Кажущаяся пассивность Традиционного клуба объясняется во многом уверенностью «старых элит» в неотвратимости кризиса, который обрушится на либералов.

Признаки этого кризиса уже во многом проявлены в лице той геополитической проблемы, в которую превратились США для всего мира. Эта проблема имеет не только для всех очевидное военное, но также цивилизационное и культурное измерения. Американский проект несет человечеству перспективы «измененного сознания», в котором отсутствуют классические смысловые ориентиры, дававшие людям силы жить на протяжении всей их истории. Для начала в американском проекте отсутствует сама История — и как концепция, и как ценность, и как непосредственный опыт, который должен быть индивидуально открыт каждому.

Драма «американской угрозы» миру как в зеркале воспроизводится в проблеме современных медиа: они превратились в духовную угрозу всему человечеству — вызов ментальной гармонии и душевному здоровью всех людей на планете. Если кто-то этого не замечает, то это уже тревожный симптом наличия измененного сознания. Для свежего человека встреча с медийным пространством всегда оборачивается тяжелейшим шоком.

Информационное общество скорее всего «убьет» медиа в их современном виде. В мире Интернет-телевидения и интерактивных конференций вокруг игр-проблем не останется места для старого классического зомбирования новостными блоками и аналитическими статьями. Однако, духовные опасности для современного человечества не будут нейтрализованы, они просто перейдут в иную, возможно гораздо менее предсказуемую сферу.

27 ноября 2007 г.

ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ

Расскажите друзьям:
Наверх