Гуантанамо: реперная точка мирового порядка

Почему я выбрал данную тему?

Во-первых, потому что есть информационный повод — двадцатилетие позорной тюрьмы. Двадцать лет назад, в начале января 2002 года, была открыта тюрьма на американской военной базе на Кубе. И с тех пор она остается такой реперной точкой (есть такие реперные точки на циферблатах или градуированных шкалах, на которые ориентируется взгляд).

Так вот, это реперная точка мирового порядка. Ну, казалось бы, мало ли на свете тюрем — их тысячи и тысячи. Мы хорошо теперь знаем благодаря разоблачениям GULAGU.NET. Хотя мусульмане знали давно и знали хорошо о том, что в российских тюрьмах пытают, убивают и действует пыточный конвейер. В тюрьмах действует специальная система подавления — изначально она была создана против мусульман, затем она распространилась на всех, потому что это «Левиафан», и он хочет «кушать», а его аппетиты растут. Поэтому ему безразлично, кого пожирать. Хотя, когда пытали мусульман, видимо, остальные рассчитывали, что ими всё дело и ограничится. Но с Левиафаном так не бывает.

Были созданы оперативные отделы при тюрьмах по разработке уже осужденных, что конечно совсем незаконная практика. Так как осужденный человек уже несет ответственность за совершенное, а главное — доказанное в суде преступление, и продолжать его «разрабатывать», —  естественно, произвол. Но никто на это не обращает внимание по той причине, что это «Левиафан», он нуждается в пище, он нуждается в том, чтобы пожирать человеческую плоть. И мы об этом всегда знали, и правозащитники этим занимались по мере сил, слабыми голосами пытались привлечь к этому внимание, потому что пока это касалось только мусульман, в российском информационном пространстве, в информационном поле это никого не волновало. Были отдельные публикации «Новой Газеты», может где-нибудь еще, статьи дагестанского «Черновика».

Только когда это распространилось на всех, в том числе на опорный так сказать электорат режима — «государствообразующий народ», тогда, наконец-то, стало больно. Но уже поздно! Уже эту практику можно остановить, только свергнув режим. Вернёмся, однако, к Гуантанамо.

Почему все началось с Гуантанамо? Потому что Гуантанамо — символ беззакония. Ещё когда её открыли, долгое время шли дебаты в американских судах о правовом режиме этой тюрьмы. И до сих пор не разобрались. Даже такой основополагающий для англо-саксонского права вопрос, распространяется ли на заключенных этой тюрьмы Хабеас корпус акт — это базовая норма англо-саксонского права (акт о защите тела, Habeas corpus act), не был решён. В соответствии с ним, любой задержанный может требовать быстро в установленные законом сроки рассмотрения своего дела и физической защиты, то есть нельзя в отношении его использовать никакого физического воздействия. Этот акт действует в англо-саксонском праве с конца XVII века, и он универсальный.

Разумеется, заключенных Гуантанамо вывели из-под действия этого акта. Но главным отличительным и специфическим признаком этой тюрьмы являлось то, что в ней содержали и пытали исключительно мусульман! Это была тюрьма для мусульман со всего мира, из свыше полусотни стран. Там содержалось около десятка заключенных из России, позже возвращённых домой, так как их вина не была установлена, или наоборот — установлена невиновность. Но например один из них, Расул Кудаев, по оговору осуждён пожизненно. Я делал интервью с другим узником Гуантанамо, с другом Кудаева Русланом Одижевым, позже убитым в Нальчике во время операции силовиков. Афганский генерал Дустум продал их и ещё много тысяч других таких же невинных людей, приезжавших в талибский Афганистан от преследований у себя дома, американцам. Те платили примерно полторы тысячи долларов за каждого. С Русланом Одижевым я записывал интервью, где он подробно рассказывал обо всём этом, оно есть на черкесском и на русском языках – называется «Дороги, которые нас выбирают».

А Расул Кудаев сидит в самой жуткой колонии России — «Черный дельфин», это в Оренбургской области. Расул подвергается всяческим воздействиям со стороны сотрудников тюрьмы, там есть некий Сочинский, он возглавляет этот самый оперативный отдел в данной тюрьме и является подполковником ФСБ. Он там вырос, там взлелеян этот негодяй. Он пытается выслужиться и хочет переехать хотя бы в область, может быть даже и в Москву.

Я уже написал на GULAGU.NET, его создателю Осечкину, чтобы он тоже попытался об этой колонии сделать материал. Он ответил, что очень сложно получить оттуда информацию, но они работают. Я надеюсь, что этот Сочинский дождется своего часа и его тоже поведут в кандалах куда положено и с ним то же самое сделают, что он в отношении заключённых себе позволял.

И наша редакция, как всегда, призывает поддерживать всех заключенных — мусульман и не мусульман. Им надо писать, чтобы слуги режима видели, что на них обращают внимание, с ними есть связь. Вот я тоже готовлю сейчас очередную открытку и пошлю Расулу Кудаеву в колонию «Черный дельфин». Не факт, что она до него дойдет, но цензоры пусть видят, что это письмо от меня (фото горца) и Сочинский пусть знает, что мы о нем помним, не забываем, GULAGU.NET им занимается и его час настанет.

«Международная борьба с терроризмом» как оправдание пыток.

Ранее мы сказали, что Гуантанамо своим существованием практически узаконило бессудные казни, узаконило пытки, оно узаконило маргинализацию и дегуманизацию мусульман. Через эту тюрьму прошли тысячи мусульман из более полусотни стран. Значительная часть из этих стран считаются мусульманскими. Режимы этих стран сами выдавали Соединенным Штатам своих противников — обычных людей, способных возвысить голос против властей, против их авторитарных правителей. Заметьте, под лозунгом борьбы за демократию США фактически насаждали и поддерживали авторитаризм этой борьбой, преследуя противников диктатур на Ближнем Востоке и Центральной Азии. Их выдавали под видом «джихадистов» Соединенным Штатам и затем их содержали в этой тюрьме.

Кстати, американская судебная система позволяет подавать в американские суды общей юрисдикции иски против Пентагона, против этой тюрьмы, против властей США. Множество исков уже выиграно, множество еще в процессе рассмотрения. Самих узников в соответствии со специальным подзаконным актом судит военный суд, и большинство из содержавшихся в этой тюрьме были оправданы собственным военным судом США.

Чтобы понять, для чего эта казалось бы бессмысленная практика применялась, нам надо обратиться к науке управления и задать вопрос: как выстраивается иерархия? Есть такое ошибочное мнение, вульгарное, что иерархия выстраивается сверху, мол приходит некий человек и говорит: «Я буду главным, а вы мне будете подчиняться». Нет, это так не работает, естественно. Иерархия всегда выстраивается снизу. Каким образом? Нужно выделить некую группу по объективному признаку (внешность, род, нация, если ближе к нашей теме — религия) и эта группа маргинализируется. Делаются из них парии такие, отверженные, с тем чтобы остальные группы (а любое общество, и мировое сообщество тоже, делятся на группы), наблюдая за этим, пытались дистанцироваться и подняться над этой группой. То есть они уже пытаются выстраивать вертикаль. Таким образом выстраивается вертикаль снизу: с маргинализации, со стигматизации некой группы.

Данный подход взяли на вооружение эти безмозглые болваны типа Чейни и прочих, которые втянули ещё более полного идиота Буша в данную историю. Я уверен, историки Соединенных Штатов последующих поколений будут проклинать Буша и весь этот период, так как он нанес возможно непоправимый ущерб самой Америке. Но они ведь навязали эту систему десяткам стран, многие из которых поневоле встроились в пресловутую «глобальную войну с террором».

Вот недавно литовский суд постановил выплатить компенсационную выплату некоему заключённому, содержавшемуся некоторое время у них в Литве, в секретной тюрьме на базе ЦРУ, устроенной в бывшей тюрьме КГБ. Что как-бы само по себе намекает. Потом этого заключенного перевезли в Польшу, еще и Польшу ждет такой же иск. Повсюду эти тюрьмы пооткрывали: в этих тюрьмах узаконили пытки, потому что был специальный президентский указ Соединенных Штатов о допустимости мер физического воздействия при допросе в случаях, когда безопасности США или гражданам страны угрожает некая гипотетическая опасность. Если это «угрожает национальной безопасности», если это «угрожает жизни и здоровью американских граждан», весь этот пафос англо-саксонский там в преамбуле данного президентского акта, разумеется, присутствовал.

Соответственно, следующими пунктами после преамбулы дозволялись пытки в отношении любого, я подчеркиваю ЛЮБОГО из нас — мусульманина, на которого указали местные спецслужбы. И очень часто этим пользовалась ФСБ и спецслужбы других стран.

Например, этим пользовались узбекские спецслужбы Каримова, выдававшие людей американцам, и другие режимы центральноазиатские поступали так же. Центральноазиатские режимы активно сотрудничали, потому что им было выгодно преследовать своих противников в своих странах и плюс к этому они повышали свою легитимность через американцев, как бы участвуя в их «глобальной войне с террором». Точно так же этим воспользовался кремлевский режим, потому что с помощью этой глобальной войны с террором они свою легитимность повысили до невиданного уровня. Они ведь были в принципе выскочки, а тут такая возможность подвернулась.

Кремль встроил в эту «глобальную войну с террором» свою собственную террористическую карательную операцию в Чеченской республике, которая проводилась совершенно бесчеловечными методами. Все это знали и даже возмущались на первых порах. Но когда это было вписано в так называемую «глобальную войну с террором», применявшееся Кремлём избыточное варварское насилие в отношении некомбатантов стало вдруг оправданным, и все вдруг перестали замечать бесчеловечные методы, применявшиеся т.н. «федералами» в той войне. Например, торговля трупами убитых ими же в «зачистках» и «спецоперациях» мирных жителей и прочая будановщина стала практически приемлемой.
Правда, до тех пор, пока кремлевские не стали борзеть. Со временем в какие-то «умные» околокремлевские головы пришла такая светлая мысль, что они, эти «пиндосы», теперь-то от нас никуда не денутся — мы ключевое звено всемирной войны с террором, хребет становой.

Россия осознала себя как такую важную часть все созданной американцами системы. Те первый раз споткнулись об это новое для них явление на деле Царнаевых, на «деле о Бостонском марафоне», потому что это была явная спецоперация ФСБ, подставившей Царнаевых. Американцы поняли, что тут «хвост виляет собакой» — классическая история.

Мой один знакомый, британец (а британцы, естественно, скептически относятся к американцам: тут есть и ревность некоторая к бывшей колонии, превзошедшей метрополию, но в основном так проявляется британское интеллектуальное превосходство) говорил, что американцы поступают всегда правильно, но до этого они совершат все возможные ошибки на данном направлении. Когда они совершили все возможные ошибки, тогда до них начало доходить, (причем процесс еще идет, до них еще доходит) — кто им главный враг, кто ими вертит и крутит, как хочет.

Но глобальная война с террором стала выдыхаться и по объективным причинам, а в том числе вследствие героической борьбы мусульман; накопились и объективные сложности внутри самих этих стран, в том числе и в Соединенных Штатах. Так как курс был выбран гибельный, и он привел к системному кризису стран Запада и вообще всей мировой системы. Ведь частью этой глобальной борьбы с террором было создание сильно завышенных стандартов жизни на западе, к которым стремились бы мы — мусульмане во всех частях света. Мусульмане ведь в основном живут бедно, и нужно было сделать так, чтобы они (мы) стремились бы стать похожими на них, стремились перенять полностью западный  образ жизни и полностью отказались бы от своих ценностей. Для этого надо было создать заманчивые стандарты жизни в своих странах, и они этим занялись увлеченно, но они настолько завышенными оказалась и настолько ресурсоемкими, что сейчас под разными предлогами им приходится уже понижать их. Придётся их понижать и далее: будут сливать средний класс, они будут значительные слои собственного населения превращать в прекариат. Потому что ни экономика, ни экология не выдерживают таких стандартов.

Это был гибельный курс для них самих, потому что эта глобальная война с террором была выгодна некоторым отдельным американцам, возможно некоторым корпорациям, может быть части олигархата. Но не американским гражданам, так как их права оказались сильно ограничены в пользу спецслужб. Значительно права были усечены, урезаны. Спецслужбы получили невиданные до того возможности следить за своими гражданами, вплоть до того, что они могли с помощью беспилотников убивать на территории Соединенных Штатов подозреваемых в терроризме. Когда эта секретная инструкция была предана огласке, естественно, её отменили.

Разумеется, прежде всего героическое сопротивление в разных частях исламского мира, в Афганистане, в Ираке, в Сирии, в Палестине и на Кавказе, заставило и заставляет их сворачивать эту войну. Но многих такая ситуация не устраивает. Это не устраивает, например, кремлевский режим и сионистский режим — они братья близнецы в этом смысле. Может быть даже генетические братья. Эти режимы являются главными выгодоприобретателями, как и монархии Персидского залива, некоторые якобы исламские страны тоже очень хорошо себя чувствовали в этой глобальной войне с террором, получая свой профит.

Данным режимам сейчас приходится выкручиваться. Последние несколько лет Кремль явно тоскует по этой тематике глобальной борьбы с терроризмом. Например, вторжение в Казахстан так называемого ОДКБ сопровождалось и было сдобрено в общем немного уже подзабытой риторикой. Произносились такие знакомые, такие родные слова: джихадисты, террористы, все то, к чему они привыкли. Когда они вторгались в Сирию, все то же самое использовалось, особенно когда т.н. «российские ВКС» азартно бомбили школы, больницы, рынки. Делали такое привычное дело — безнаказанно убивали тех, кто не сможет ответить. Кстати, тогда еще был применён пафос времен Второй мировой войны, мол мы с американцами боремся плечом к плечу против общего врага. Этот пафос из Второй мировой войны они пытались вытащить из сундука, пропахшего нафталином, и явить миру. Но никто это не проглотил, ни американцы, ни кто-либо еще. Пришлось в сундук обратно опять сложить эту побитую молью шинель товарища Сталина.

У сионистов выхода нет, и они продолжают идти этой стезей, а у кремлевского режима есть новый вектор, например, Украина. С помощью как бы делегитимации, дегуманизации, маргинализации всего того, что было против мусульман, а в более мягкой форме против украинцев — опять же кремлёвский режим привычным способом повышает свою легитимность. Хотя в данном случае они вроде бы действуют не в русле политики Запада, но американцам это выгодно по той причине, что Россия занимает нишу такого «страшилы» для Европы. И этим помогает американцам продвигать свои интересы в Европе. Так как уже возникали вопросы, например, десять лет назад раздавались такие голоса: «Если наши враги расположены где-то на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, то почему мы держим такой контингент НАТО в Европе, зачем нам нужны войска в Рамштайне (это крупнейшая база на территории Германии, на которой находится ядерное оружие)?!» Сейчас таких голосов нет, потом что с помощью «друга Владимира» стало понятно, для чего это все.

Россия теперь встраивается в эту нишу, и может она не такая комфортная, как вот было в период глобальной войны с террором, но тем не менее это своя собственная ниша, позволяющая получать цепному псу миску объедков от хозяина, когда он исправно лает, отпугивая прохожих и соседей. И в этом смысле они нужны Соединённым Штатам, пусть с пониженной легитимностью. Так как санкции — понижение легитимности с точки зрения права.

Значение тюрьмы Гуантанамо и выводы для мусульман.

Тюрьму Гуантанамо не закрывают. Первым это пытался сделать Обама в 2009-м году, когда он занял Белый дом и объявил о закрытии Гуантанамо, но он так и не смог этого сделать в течение двух президентских сроков. Байден тоже обещал эту тюрьму закрыть. На данный момент там содержатся тридцать девять человек. Но и Байдену пока не удается этого сделать, ещё и потому, что союзники на Ближнем Востоке, прежде всего сионистский режим, возражают.

Но эта война с террором и эта тюрьма Гуантанамо нам — всем мусульманам мира — дала понять, что мы едины. Нас могут противопоставлять друг другу, например: сирийцев и иракцев, иорданцев и саудийцев, египтян соседним ливийцам, таджиков и кыргызов, но для нас эти границы нарезали кяфиры, если мы хорошо призадумаемся.

Нам навязали много чего еще, но с помощью этой глобальной войны с террором и с помощью этой тюрьмы Гуантанамо нам дали понять, что для них, для кяфиров, мы все — мусульмане. Благодаря этому мы осознали свое единство, и нам этот урок надо усвоить. В этом я вижу нашу задачу, в этом я вижу уроки всего Гуантанамо и глобальной войны с террором.

BLM и новый вектор американской политики.

Кстати, в России вопят все эти пропагандисты, что вот дескать «BLM (с англ. — «Жизни чёрных важны») и всё вот это — глупость и чушь, блажь выродившихся белых американцев». Но американцы осознали и поняли этот урок для них, потому что, их силовики стали пытаться распространять практику, использованную против мусульман, на всех остальных, в том числе собственных граждан. Как в России, сначала на мусульманах отработали пытки, бессудные казни, задержания и все прочее, а затем распространили на все остальное население: швабра для всех — швабра. Когда американские силовики попытались это сделать, Америка восстала. Вот это движение BLM клеймят российские пропагандисты, что мол: «Черные, бездельники, наркоманы взбунтовались и теперь бедным белым приходится становиться перед ними на колени, но у нас конечно никогда этого не будет». Разумеется, вы не встанете на колени, если для вас швабра есть. И она не разберет: еврей или русский, мирянин ты или клирик, силовик или вор в законе – швабра для всех одна.

Американцы с помощью движения BLM смогли остановить это беззаконие на своей территории, потому что еще при Трампе американских полицейских стали массово обучать практикам израильских военных. Израильские инструкторы приезжали, американские полицейские ездили в сионистское образование и там учились, как задерживать подозреваемых. Удушили Флойда ровно по методике, принятой у израильских военных против палестинцев. Но когда они пытались распространить эту практику на территории Соединенных Штатов, американцы встали на дыбы и снесли этого Трампа. Тут дело было не только в том, что Трамп — правый республиканец, а в том, что он это беззаконие и иерархизацию навязывал уже внутри США. Американцев обычно не колышет, что там происходит за пределами Соединённых Штатов: у них наемная армия, где-то там воюют и кого-то там убивают. Да, бывают неприятные эксцессы, например, Абу-Грейб и еще что-нибудь, но там вроде как разбирается Пентагон. И это далеко за морем – в Ираке, Афганистане, Сирии етс.

Но когда данные практики стали распространять внутри Соединенных Штатов, то они снесли Трампа, они смешали с грязью всю республиканскую повестку. И теперь республиканцы копошатся где-то на периферии политической жизни, пытаясь вернуть всё вспять, потому что они иначе не умеют управлять. И вообще это свойственно американской политической истории: надо назначить кого-то вне закона («Бэд гайс»), американцы как политическая нация вообще появилась на свет таким образом, так сформировалась. Для них всегда нужно назначить кого-то плохого и его объявить вне закона и уже от него строить свою «законную» конструкцию, своё «пространство закона». Посмотрим, что у них выйдет, но, как мы видим, это самая «глобальная война с террором», затеянная американским политическим классом во внешнеполитических целях, обернулась против них самих, вернулась к ним домой, и теперь им приходится иметь дело со всё усугубляющимся расколом внутри самого американского общества.

МУРАТ ТЕМИРОВ

Наверх