Знакомый почерк. Российские наемники, «зачистки» и цели в Африке

Весь мир пятый месяц напряженно следит за российским вторжением в Украину. На этом фоне экспансия России в других странах и даже на других континентах, похоже, уже не привлекает, по крайней мере сейчас, столь пристального внимания. Однако сам Кремль вовсе не отказался от всех своих планов, несмотря на неудачи в Украине, большие потери и пока успешное сопротивление украинской армии. Одним из направлений, где пока Москва продолжает зарабатывать военные и политические очки, остается Африка – в то время как русскоговорящие наемники на службе местных правительств совершают новые военные преступления. Судя по всем описаниям – такие же, как в Буче и других украинских городах.

Смешанная патрульная военная группа в Мали, состоящая из правительственных солдат и, предположительно, российских "инструкторов". Дата фото неизвестна
Смешанная патрульная военная группа в Мали, состоящая из правительственных солдат и, предположительно, российских «инструкторов». Дата фото неизвестна

Владимир Путин и его окружение в последние несколько лет определенно обратили на Африку, особенно на страны южнее Сахары, на так называемую «Черную Африку», пристальное внимание – и вовсе не только лишь как на регион с богатейшими ресурсами, где рост влияния Москвы мог бы хотя бы частично компенсировать ей проблемы, связанные с противостоянием с Западом, достигшим крайней степени после 24 февраля. Очевидно, Африка интересна Кремлю, стремящемуся к восстановлению «глобального престижа России» во всем мире, и как идеологическое поле в этом «соревновании».

С 2014 года Кремль заключил соглашения о военном сотрудничестве уже более чем с 20 государствами континента. Также в африканских странах время от времени открываются новые официальные представительства Минобороны России. При этом, несмотря на массу свидетельств о действиях в разных африканских странах уже весьма крупных контингентов вооруженных российских наемников, Россия официально отрицает существование у себя вообще каких бы то ни было частных военных компаний.

Однако Владимир Путин, комментируя вопрос о ЧВК на пресс-конференции еще в 2018 году, заявил, что такие компании «вправе работать и продавливать свои бизнес-интересы в любой точке планеты», если не нарушают российского законодательства. Хотя, согласно УК РФ (особенно после свежих поправок, одобренных самим президентом России 14 июля), любое участие в боевых действиях, где, как и когда угодно в роли наемника остается для любого гражданина РФ тяжелым и сурово наказуемым уголовным преступлением.

В некоторых государствах Африки для реализации своих внешнеполитических целей российские власти по-прежнему полагаются на пресловутую «ЧВК Вагнера», которую связывают с близким к Владимиру Путину российским бизнесменом Евгением Пригожиным. Люди Пригожина, о чем писалось неоднократно, будь то военные инструкторы или политтехнологи, работают уже как минимум в 25 африканских странах, в первую очередь в ЦАР, Мали и Ливии, а также в Северном и Южном Судане, на Мадагаскаре, в Анголе, Гвинее, Гвинее-Бисау, Мозамбике, Зимбабве и Республике Конго, и не только. При этом деятельность «ЧВК Вагнера» часто сопровождается потоком дезинформации.

Пригожин известен как человек, финансирующий Агентство интернет-исследований – фабрику троллей, прославившуюся как источник распространяемых по всему миру фейковых новостей. В недавнем докладе Государственного департамента США, посвященном этой теме, Пригожин охарактеризован как «менеджер и финансист «ЧВК Вагнера», представляющей интересы Кремля путем «участия в секретных военных операциях за границей«.

В докладе также говорится, что Пригожин стремится склонить африканских политиков к пророссийской позиции посредством:

  • компаний, эксплуатирующих природные ресурсы Африки;
  • политтехнологов, мешающих работе местных демократических политических деятелей;
  • подставных компаний, работающих под прикрытием НПО;
  • социальных сетей, используемых для проведения дезинформационных кампаний.

Вашингтон давно ввел санкции против некоторых компаний Пригожина в связи со «зловредным политическим и экономическим влиянием по всему миру«. Например, по данным Министерства финансов США, в Демократической Республике Конго (ДРК), Мадагаскаре, Мозамбике, Зимбабве и ЮАР ими финансируются миссии, якобы занимающиеся наблюдением за выборами. Кроме США, против Пригожина также ввели санкции Европейский союз и Великобритания – за распространение дезинформации и другие действия, создающие угрозу для безопасности целого ряда государств.

Принадлежащие частным лицам соцсети, в первую очередь Facebook (или теперь Meta) и Twitter, также приняли меры в ответ на онлайн-деятельность Пригожина в Африке, например:

  • Facebook в 2020 году удалила связанные с Пригожиным аккаунты, которые лоббировали политику России и были разработаны для аудитории в ЦАР и в меньшей степени в Мадагаскаре, Камеруне, Экваториальной Гвинее, Мозамбике и ЮАР;
  • Twitter в 2021 году удалила связанные с Пригожиным аккаунты, представляющие собой сочетание фейковых и настоящих аккаунтов, с тем чтобы продвигать пророссийскую точку зрения в ЦАР;
  • В начале этого года Facebook удалил связанные с Пригожиным аккаунты в Гамбии, ДРК, Камеруне, Нигерии и Зимбабве, обманом приводящие к тому, что местные журналисты публиковали пророссийские статьи о событиях в Украине и в России.

Вопреки своему названию, «ЧВК Вагнера» не представляет собой единую организацию. Кевин Лимонье, специалист по «группе Вагнера» и преподаватель геополитики в Университете Парижа 8, верно охарактеризовал ее как «сеть организаций с разными названиями, которые трудно отслеживать«.

В последние месяцы одним из главных новых направлений для военно-политической экспансии Кремля в Африке, в том числе с помощью «вагнеровцев», стало западноафриканское государство Мали. Министр иностранных дел России Сергей Лавров в мае этого года в интервью итальянским журналистам все-таки признал присутствие «ЧВК Вагнера» в Мали, но только на «коммерческой основе«.

Прошлой весной власти малийской деревни Моура в центре страны рассказали сотрудникам международной правозащитной организации Human Rights Watch, как вооруженное подразделение, состоявшее из русскоязычных и малийских правительственных военных, оказались причастны к убийству более 300 местных мирных жителей. Центр стратегических и международных исследований потом доказал ответственность «ЧВК Вагнера» за это нападение, которое было названо «самым ужасным зверством в ходе конфликта в Мали, который длится уже несколько десятилетий».

Свое расследование событий в деревне Моура организовала и американская The New York Times. Все произошло 27 марта, в последнее воскресенье перед наступлением месяца Рамадан (Мали преимущественно мусульманская страна), когда тысячи торговцев и сельских жителей заполонили местный рынок. Внезапно над толпой пронеслись пять больших вертолетов, с которых по людям был открыт огонь из пулеметов и стрелкового оружия. Жители села пытались спастись бегством, но прятаться было негде – вертолеты быстро выбросили десант солдат на окраинах Моуры, чтобы перекрыть все выходы. Большинство этих солдат были малийцами, но их сопровождали «высокие белые иностранцы, одетые в военную форму и говорившие на странном европейском языке, который не был ни английским, ни французским», рассказали выжившие.

Военнослужащие правительственной армии Мали. 2022 год
Военнослужащие правительственной армии Мали. 2022 год

По словам восьми свидетелей из Моуры и более 20 малийских политиков и представителей гражданского общества, а также западных дипломатов, в течение следующих пяти дней в деревне правительственные солдаты и их российские наставники грабили дома, держали многих жителей деревни как заключенных, без еды и почти без воды, под палящим солнцем в высохшем русле местной реки – а потом просто застрелили более 300 пойманных ими мужчин.

Очевидцы рассказывают, что и малийские солдаты, и российские наемники убивали задержанных, стреляя в упор, часто вообще не допрашивая их, на основании лишь их этнической принадлежности или одежды. При этом говорившие по-русски иностранцы мародерствовали, отнимали ценные вещи и мобильные телефоны – в том числе чтобы уничтожить любые возможные визуальные доказательства своих действий. Однако, используя спутниковые снимки, The New York Times и Human Rights Watch определили места как минимум двух массовых захоронений, которые совпали с описаниями свидетелей мест убийств и захоронения пленников.

«С тех пор как малийские правительственные военные начали проводить совместные операции вместе с наемниками из «ЧВК Вагнера», против местных исламистских боевиков, всякая разница для них между гражданскими лицами и повстанцами – и без того ранее почти не существовавшая – совсем перестала иметь значение», – говорит Усман Диалло, эксперт Amnesty International по вопросам соблюдения прав человека в странах Западной Африки.

По словам миротворцев ООН в Мали и французских военных, в начале марта этого года около военной базы в городе Диабали, где дислоцировались малийские солдаты и вагнеровцы, были обнаружены 30 обгоревших тел – через несколько недель после похищения группы местных мужчин такой же численности. В начале апреля малийские силы безопасности и российские наемники застрелили семерых подростков недалеко от города Бандиагара. А в середине апреля малийские военные заявили, что убили 18 исламистских боевиков и арестовали сотни других на рынке скота в городе Хомбори. Однако среди пострадавших и доставленных в больницу после этого «боестолкновения», как утверждают очевидцы, были пожилые люди, женщины и дети.

Следователи из миротворческой миссии ООН в Мали до сих пор не имеют доступа в деревню Моура – так как Россия и Китай заблокировали в Совете Безопасности ООН голосование по вопросу организации независимого расследования событий в Мали.

АЛЕКСАНДР ГОСТЕВ

https://www.svoboda.org/a/znakomiy-pocherk-rossiyskie-naemniki-zachistki-i-celi-v-afrike/31943752.html

Наверх