Заметки на полях «Логики Монотеизма»

Данные заметки — мысли, спровоцированные чтением книги «Логики Монотезима» Гейдара Джемаля. Эти мысли не являются комментариями, и не обязательно будут совпадать с идеями и терминологией указанной книги.

Бездействие, действие, борьба

Час неукоснительно приближается. И это не может не беспокоить. Беспокоит не сама безотлагательность, а наша неподготовленность к нему. Оттягивание, откладывание, отбрасывание усиливает беспокойство. И вот мы берем в руку волю, строим планы и начинаем действовать. Увлекаемся процессом, страдаем, когда не получается, радуемся, когда видим успех, входим в отношения с Бытием. Позже понимаем, что о Часе-то(ساعة) опять позабыли. Странно, когда оставались без действия, мы больше вспоминали о Часе (ساعة), и значит были более подготовленными к нему. А начав действовать, забыли ради чего действуем. Бездействие теряет, а действие отвлекает. В обоих случаях проваливаем экзамен и безнадежно вливаемся в поток биомусора. Дилемма требует решения.

Решением может быть вхождение в состояние Борьбы. Действуя в режиме борьбы, человек не только помнит о Часе, он ощущает непосредственную его близость, сливается с ним, становится этим Часом, своим Финалом. Сознание реализуется только тогда, когда свидетельствуя о бесконечном, утверждает Финальность всего. Реализация и есть борьба. «Джихад (усердное действие, борьба (الجهاد)) есть наилучшее из дел», говорит Пророк ислама. Но борьба не есть бездумное метание, истеричные жесты или беспричинное рукоприкладство. «Борьба предполагает стратегию», говорит Гейдар Джемаль и призывает к борьбе с системой Бытия.

Искра трансцендентности

Надо иметь свою картину мира. Реальную, точную. Предъявленные нам факты должны быть сверены с четкой, адекватной картой реальности. Если они не сходятся с ней, то «тем хуже для фактов». Такой подход в мышлении выглядит как сама необъективность. Считается, что истина обретается освоением информации о фактах. Но если взглянуть повнимательнее на многие «факты», то оказывается, что они состоят из частных мнений и толкований. Именно крючками «фактов» пытаются нас втянуть в капканы чужих карт реальности.

Поэтому Джемаль говорит: «сначала надо найти свою реальную, глубокую картину мира». Мы должны сначала определить свои априорные основы, прислушиваясь к своей внутренней искре. Зовите эту «искру» глубокой интуицией, сердцем, духовными ощущениями. Это не просто веяния души, а результат упорной мыслительной работы.

Нам предъявлен мир фактов, который требует осмысления. Но осмысливание мира не должно быть посредством самого мира или его производных элементов. Объект мышления не может быть использован как средство самого мышления. Мир может быть осмыслен только из вне этого Мира, Бытия.

А Всевышний вне Бытия. И Он вложил в человека божественную, вне-бытийную искру — частичку РухуЛлах (روح الله). И человек посредством этой трансцендентной искры может и должен сформировать карту реальности, по крайней мере, стоит попытаться этим заняться. И тогда всякий факт будет подвергнут тщательной проработке, прежде чем он будет встроен в наши знание и сознание.

Сознание мечтает

Человек мечтает. Мечтание это, когда человеческое томление желает, чтобы некая мысль или подобие мысли, воображение воплотилось в Бытии. Не получится. Не получится в том смысле, что человек, оставаясь в «статусе кво», может только воспринять данности Бытия. Конечно, обыденный и даже научный ум предъявит массу «доказательств» о том, что человек все-таки добивается желаемого своим трудом, а псевдо-эзотерик будет говорить о «материализации мысли» и т. д. На это можем ответить: даже тогда, когда замыслы как будто сбываются они всегда — «не (совсем) то», «не тогда», «не там», «не так», «не те ощущения», «не той ценой…», и прочее «не…».

Состояние, когда человеческое сознание не просто будет свидетельствовать, а сможет «диктовать материализацию», наступит, когда это Бытие будет снято и его заменит Новое, Иное. Это будет только в «том мире» и будет дано, по Его Милости, как награда, если заслужить. Как было обещано о Рае в Коране: «все, что вы пожелаете…»

Значит, вероятно, наша мечтательность указывает на наше неосознанное стремление выйти из состояния инертной глиняной куклы в состояние «свободного радикала». Человек неосознанно не хочет быть просто предметом ландшафта Бытия, игрушкой Бытия или просто пассивно созерцающим красоту, ужасы, драмы, величие, низость, тленность Бытия. Он хочет свободно материализовать свои намерения здесь и сейчас, он хочет освободиться от диктата Бытия.

Джемаль говорит: «Свобода обретается в борьбе. Борьба предполагает стратегию. Стратегия заключается в реализации сюжета. И Сюжет раскрывает Смысл».

Значит (дальше моя интерпретация) Человек должен сначала трансфомировать свое мышление в активную Волю несогласия с Бытием. Для этого он должен начать выходить из архетипа Бытия (Сатаны) и войти в архетип Адама, стать Адамитом. Таков ли Смысл Сюжета?

Осознание

В одном американском фильме герой во время сеанса анонимных лудоманов (люди с патологической зависимостью к азартным играм) говорит участникам встречи: «Вы думаете вас тянет в казино желание выиграть? Вздор! Вы прекрасно знаете, что это невозможно. Даже если что-то и выиграете, тут же продуваете все, что получили. Нет, вы хотите проиграть. Проиграть с треском. Почему? Да, потому что, потеряв вдруг все, что имели, вы ощущаете дикий ужас. А этот ужас вам дает почуствовать, что вы ЕСТЬ, вы существуете. Вот в данный момент этого кошмара вы находитесь ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС! Жгучее желание вновь ощутить свою реальность, своего существования и толкает вас в игру…».

Гейдар Джемаль говорит, что человек по-настоящему осознает свою реальность в момент ужаса, сильного потрясения или боли. Но, подчеркивает он, есть и другой способ. Сознание характеризируется действием отражения предметов, которые в него попадают. И чтобы оно себя увидело, придется самому отразиться. Как глаз, смотрящий в себя в зеркале. Когда человек выражает свои мысли в речи, тексте или в каком-нибудь другом артефакте, он начинает видеть свое сознание. Речь или текст являются лучшим отражением мысли (в том смысле, если мы согласны, что мысль представляет собой состояние сознания в момент времени). Речь/Текст сотканы из Языка.

Казалось бы, вот — написание текста лучший способ осознания своего Я. Без боли, потери, шока. Но не получится без мучений. Подбор выражений, удержание искренности и честности в процессе написания — небезболезненный процесс. И когда текст написан, человек может увидеть косность или незрелость своих мыслей, слабость сознания и безвкусие и даже примитив. Посмотрел в зеркало и увидел заплывшие, мутные глаза. Но что есть, то есть. Рулетка не выдала ваш номер. Примите и распишитесь, вот они ваши мысли.

Внутри себя мы можем что угодно мнить о себе, но другого мы не выдали в тексте, а значит и другого не было. Если ощущаем просто тоску по этому поводу, значит не до конца осознали реальность своего сознания. Надо было ужаснуться.

Ужас, вот достойная реакция на содержание и качество наших мыслей. Этот ужас вернет нас к ощущению настоящей реальности. Ощущение реальности своего сознания возможно будет притягивать к написанию новых текстов. Есть надежда, что они будут качественно отличаться от прежних в лучшую сторону. Мышление будет другим после хорошей встряски. Мышление после своего выражения всегда становится другим. И это дает чувство своей реальности.

И данный текст должен ужаснуть мое сознание, иначе я не увижу себя.

Посткоммуникация

Ноам Хомский похоже прав: человеческий язык не для коммуникации, а для мышления. Джемаль говорит, что язык не мог появиться в развитии, он дан из вне. И благодаря языку, а значит своему мышлению, человек есть человек.

Человек в течение всей истории использовал язык в качестве средства общения. Общение под диктатом Бытия способствует деградации языка. Язык, становясь исключительно средством коммуникации, перестает быть средством мышления. Дальнейшее «развитие» языка приводит к имитации коммуникации. Он становится средством наполнения, и такое наполнение сейчас модно называть «контентом».

Нужда в беспрерывном информационном потоке не терпит тишину. Языковая речь исчезает, ее место все более занимает бессмысленные потоки слов. Следующий этап будет все больше увеличение потоков звукоподражаний, а сами слова исчезнут. Язык как аппарат работы с концептами вовсе перестанет существовать. Так исчезнет и интеллект.

Что так ускоряет гибель языка? Думаю, это прежде всего неуемная жажда заполнения всякой паузы. Бесперебойная выдача контента не дает созреть мысли, не дает сделать необходимый разбег, не дает подумать. Порой молчание может быть иметь более глубокий смысл чем бездумная болтовня. Как физическая природа не терпит пустоту, человеческий быт не может терпеть молчание.

Другая причина, убивающий язык: это гашение вопроса. Если не отвечать на вопрос, то он останется повисшим воздухе и будет преследовать. А если сымитировать ответ то, как бы вопрос снят. Так сами «интеллектуалы», «политики» и, конечно, «жрецы» сдирают язык мышления и коммуникации с человеческой повестки. Людям оставят только тарабарщину и звукоподражание.

Посткоммуникационная эра, отмеченная Джемалем, неукоснительно наступает, открывая новые возможности для традиционного шаманства. Вперед в «Золотой век» невежества!

РАВИЛЬ ГУСЕЙНОВ

Back to top