The idea of radical subject in the theology of Geydar Dzhemal

The presentation prepared for the Philosophical Conference “Wozu Philosophen in dürftiger Zeit?” organized by Pr. Alexandr Dugin  (video link here)

***

When raising the topic of the radical subject, it is impossible not to mention the works of Geydar Dzhemal and his life example. Every moment of his life, he reaffirmed his commitment to the way of the radical subject. Unfortunately, little known to the English-speaking audience — Geydar Dzhemal the author of the methodology of political Islam, philosopher, Islamic public figure left behind a rich intellectual heritage. Understanding the scale of his personality and ideas would require a number of separate conversations. In this regard, the main focus of the presentation will be around his central concept of the radical subject.

Today, when we are observing not just another change in the socio-economic formation, but are in the very centre of the metaphysical struggle for the existence of man himself, Dzhemal’s teaching on the uncompromising and absolute struggle of man with the outside world is extremely important. It is necessary to understand that with the profane, liberal interpretation of who a radical is, his position as an eschatologist based on monotheism of an absolute transcendental God has little in common.

According to Dzhemal, in the depths of mankind there is always a titanic call that accumulates in selected radicals / passionate man / kshatriyas who are ready to sacrifice themselves even in the face of obvious defeat and imminent death, thus showing not simple recklessness, but a fight against all-destructive fate (doom), oppressive being, that encloses them in the space-time continuum. They do not necessarily strive to die, but their gut burns with a thirst to overturn all the insanity of the external world in order to establish the highest form of service to the one God. He has this spiritual disposition capable of transcending beyond this world, beyond the sensible and physical perception. He represents, somewhat the high metaphysics of the warrior caste that echoes with Julius Evola’s work  «Ride the Tiger», where a person is guided in whatever situation he is, by the most rigid internal opposition to any external, desacralized system. He is always at a meaningful distance from the surrounding environment.

Where does this heroic impulse come from? Dzhemal often recalls that God made a person a viceroy (his representative) on earth (not angels, not other creatures) thus endowing him with a special mission, making him an instrument of his providential thought. God creates man from a special type of clay, one dry and sonorous, and the other moist and pliable. And into this man made of clay, the Almighty breathes a bit (part) of his spirit — ruhalla. However Iblis, Lucifer does not know this, the fiery, light essence of whom does not allow him to kneel before the clay man, and since then the eschatological confrontation between man and Iblis has been unfolding. Ruhalla is an apophatic dot (point), it is a pure non-identity, inequality with all being, its activation and awareness of it, forms the entire future fate of the radical subject. For this, the Prophets of monotheism come, for this revelation is given as a guide for the fight against false idols endlessly produced by society, for this, there are prayer practices as an expression of one’s orientation towards something that is opposite to everything that can be experienced and perceived, that is, everything created. This is how the radical / warrior acquires his ontological “I”, enters the axis of the worlds, overcomes his clay essence, his consciousness clearly distinguishes between being from a transcendent God in no way connected with being, standing above the dichotomies of good/evil, good/bad, etc. Dzhemal gives an example of a dot on an endless white paper. With the appearance of this point, infinity becomes limited, it is centered around the point. This dot acts as an absolute opposition to infinity. The providential thought of God is connected to the fact that the apophatic dot related to meaning must take control and overcome the infinitely large inertia of meaningless existence. 

As it was noted, Iblis or a light being not wishing to obey Adam the carrier of a small part of God’s spirit, promised to lead Adam and his descendants astray from the path of monotheism. According to Dzhemal society is the shadow of Iblis (Lucifer) on earth, its reflection. Every day being in the wheel of endless affairs and plans, a person perceives this as a due and integral part of modern life, sometimes sighing sadly «time is money» and “there is no other alternative”. Hardly anyone would imagine that we are already have been living for a long time in the space of the domination of Lucifer. Being entangled in huge amounts of social relations, responsibilities, performing virtual unproductive actions, a person pays with his internal energy and time potential, feeding the tissue of society. Particularly sad is the situation of young people turning into an army of techno-zombies, slaves of the Antichrist, who no longer feel the heat of their inner desire, zeal to fight for higher goals (although some find a way out in the form of drugs, suicide, or going into fashionable contemplative practices). The society blocked the stairs leading up, the cosmic egg is impenetrable anymore. To feed its body, society at every stage of its development needs to alienate more and more human energy and time, yet to retrain, clean and drive into an office ghetto billiards of human material still sharing traditional values, seems to be an extremely costly enterprise. Today the development of technologies removes this problem as well, technologies acquiring their own ontology, their «consciousness» no longer needs waste human material.

Society tried to exterminate, dissolve in comfort those in whom the spirit still glimmers, in whom the point of internal opposition does not allow one to completely forget oneself in an infinite dream. Today, in the era of singularity, post-humanism, it is obvious that a very small percentage of humanity will enter this new brave world, but on the other hand, these extreme conditions open up the possibility for more radical subjects to come, who are not willing to bow their heads to the totality of society. In this regard, Dzhemal is important, who the radical experience of denial was able to transfer to the high and refined intellectual plane. An adherent of radical monotheism is not only one who is capable of raising a sword and burning down everything around, but primarily, the one who raises intellectual thought on the highest level.

MEERIM AITKULOVA

Идея радикального субъекта в теологии

Гейдара Джемаля

Выступление в рамках философской конференции «Wozu Philosophen in dürftiger Zeit?», организованной Александром Дугиным (видео ссылка здесь)

***

Поднимая тему радикального субъекта, невозможно не упомянуть работы и пример жизни Гейдара Джемаля. К сожалению, малоизвестный для англоязычной аудитории —  автор методологии политического ислама, философ, исламский общественный деятель Г. Джемаль оставил после себя богатое интеллектуальное наследие. Осмысление масштаба его личности и идей потребовало бы отдельных бесед. В этой связи, основной фокус доклада будет сделан вокруг его центрального концепта о радикале. 

Сегодня, когда мы наблюдаем не просто очередную смену общественно экономической формации, а находимся в центре метафизической борьбы за существование самого человека, учение Джемаля о бескомпромиссной и абсолютной борьбе человека с внешним миром представляется крайне важным. Необходимо понимать, что с профанической, либеральной интерпретацией того, кто такой радикал, его позиция, как эсхатолога, опирающегося на монотеизм абсолютного трансцендентного Бога, имеет мало общего. 

Согласно Джемалю, в недрах человечества всегда есть титанический вызов, который аккумулируется в избранных радикалах/пассионариях/кшатриях, готовых даже перед лицом очевидного поражения и неминуемой гибели жертвовать собой, таким образом проявляя не простое безрассудство, а борьбу со всеразрушающим роком, давящим бытием, замыкающим их в пространственно-временном континууме. Они не обязательно стремятся умереть, но нутро прожигает жажда опрокинуть безумие внешнего мира ради утверждения высшей формы служения единому Богу. Он в некотором роде представляет высокую метафизику воинской касты, созвучную с работой Эволы «Оседлать тигра», где человек, в какой бы ситуации он не находился, руководствуется внутренней, самой жесткой оппозицией к любой внешней, десакрализованной системе. Он всегда находится в осмысленной дистанции от окружения.

Откуда берется этот героический импульс? Джемаль часто напоминает, что Бог сделал человека наместником на земле (не ангелов, не других творений), таким образом наделив его особой миссией, сделав его инструментарием Своей провиденциальной мысли. Бог создает человека из особого типа глины, одна сухая и звонкая, а другая влажная и податливая. И в этого глиняного человека Всевышний вдыхает частицу Своего духа – Рухаллах. Но этого не знает Иблис, огненная, световая сущность которого не позволяет ему преклониться перед глиной, и с тех пор разворачивается эсхатологическое противостояние человека и иблиса. Рухаллах есть апофатическая точка, она чистое нетождество всему бытию, ее активация и осознание и формирует всю дальнейшую судьбу героя. Для этого приходят пророки единобожия, для этого дается откровение как руководство для борьбы с ложными идолами, бесконечно производимые обществом. Для этого существуют молитвенные практики как выражение своей ориентированности на то, что противоположно всему, что можно пережить и воспринять.

Так радикал/воин приобретает свое онтологического «я», выходит на ось миров, преодолевает свою глиняную сущность, его сознание четко разграничивает бытие от трансцендентного Бога, никак не связного с бытием, стоящим выше дихотомий добро/зло, благо/неблаго и т д.  Джемаль приводит пример точки на бесконечной белой бумаге. С появлением этой точки бесконечность становится ограниченной, она центрируется вокруг точки. Эта точка выступает как абсолютная оппозиция бесконечности. Провиденциальная мысль Бога связана с тем, что апофатическая точка, относящаяся к пробуждению смысла, должна побороть, нейтрализовать бесконечно большую инерцию бессмысленного бытия.  

Как было отмечено, Иблис или световое существо, не желая подчиниться Адаму, как носителю частицы божьего духа, обещал сбить с пути единобожия Адама и его потомков. По Джемалю, общество является тенью Иблиса (Люцифера) на земле, его отражением. Ежедневно, находясь в колесе бесконечных дел и планов, человек воспринимает это как должную и неотъемлемую часть современной жизни, иногда печально вздыхая, что таковая жизнь, «время-деньги», но и другой альтернативы нет. При этом ему и в голову не может прийти, что мы уже давно живем в пространстве господства Люцифера. Будучи опутанными огромными количествами общественных связей, обязанностями, совершая абсолютно виртуальные непроизводительные действия, человек расплачивается своим внутренним энергетическим и временным потенциалом, питая ткань общества.

Особенно печальна ситуация молодых людей, превращающихся в армию техно-зомби, рабов антихриста, не ощущающих более жара внутреннего стремления к борьбе за высшие цели, к реализации сверхзадачи (хотя некоторые и находят выход в виде наркотиков, самоубийств или ухода в модные созерцательные практики). Общество перекрыло лестницу ведущую вверх, космическое яйцо стало непробиваемым. Для подпитки своего тела обществу на каждом витке своего развития необходимо отчуждать все больше человеческой энергии и времени, но многомиллиардную массу человеческого материала, пока еще разделяющую традиционные ценности, переобучить, отмыть и загнать в офисное гетто — представляется крайне затратным предприятием. Но сегодня развитие технологий снимает и эту проблему, технологии, приобретая свою онтологию, свое «сознание» уже более не нуждаются в отработанном человеческом материале. 

Общество пыталось истребить, растворить в комфорте тех, в ком еще теплится дух, в ком точка внутренней оппозиции не позволяет еще окончательно забыться во сне. Сегодня, в эпоху сингулярности, постгуманизма очевидно, что очень небольшой процент человечества войдет в этот новый дивный мир. Но с другой стороны эти экстремальные условия открывают возможность для появления большего количества радикальных субъектов, не желающих склонить голову перед тотальностью общества.  В этой связи важно учение Джемаля, который радикальный опыт отрицания был способен перевести в интеллектуальную плоскость. Приверженец радикального монотеизма — это не только тот, кто способен поднять меч и предать все огню, а прежде всего тот, кто высокого поднимает интеллектуальную мысль. 

МЭЭРИМ АЙТКУЛОВА

Расскажите друзьям:
Наверх