Талибы. Теневые хозяева Афганистана берут полноту власти

Театр наступления

После апрельского решения президента Джо Байдена о выводе оставшихся американских войск из Афганистана без выдвижения каких-либо условий, Талибан («Исламский Эмират Афганистана») (деятельность данной организации запрещена в РФ) начал молниеносное наступление и захватил десятки районов по Афганистану.

За семь недель Талибы захватили три района в Урузгане, давнем оплоте на юге страны; Сар-е Пул и Газни, стратегическую провинцию, расположенную вдоль главной автомагистрали, связывающей Кабул с Кандагаром, вторым по величине городом страны. Повстанцы также захватили два района в Майдан Вардак, который находится всего в 40 километрах от Кабула и считается воротами в столицу. Через провинцию также проходит несколько ключевых автомагистралей, ведущих в центральные и южные провинции страны.

Афганское правительство все ещё контролирует Кабул, столицы провинций и крупные населенные пункты. Талибан, который контролирует большую территорию, чем когда-либо с 2001 года, владеет значительной частью сельской местности.

В некоторых случаях талибы захватывали районы после ожесточенных столкновений с афганскими войсками, которые жаловались на задержку зарплаты, нехватку боеприпасов и трудности с отправкой воздушных и наземных подкреплений. В других случаях они брали контроль над районами без единого выстрела. В рамках растущей тенденции талибы с помощью местных старейшин провели переговоры о сдаче сотен афганских солдат и сотрудников национальной полиции. Такие действия позволили движению запастись оружием, боеприпасами и снаряжением.

Ориентация на Север

В данной статье мы немного коснемся ситуации на территории ближе к границам постсоветского пространства. На севере Афганистана расположены провинции в основном населенные узбеками и туркменами. Данная местность, сохраняя относительную автономность от Кабула, традиционно оставалась враждебной Талибану. Последние активные наступления талибов также затронули тюркоязычные районы. Неделю назад были сданы талибам районы Ширин Тагаб, Давлатабад в провинции Фарьяб. Ввиду неспособности правительственных сил выдержать настик противников были сформированы боевые отряды из местного населения. Для моральной и командной поддержки на Север Афганистана прибыл маршал Абдурашид Достум, этнический узбек, давний непримиримый враг талибов. При встрече со своими сторонниками он заявил, что готов умереть в этой борьбе. Однако распространились слухи, что после ранения его сына он обратно улетел в Турцию.

20 июня талибы за сутки захватили 11 уездов. Из них шесть в провинции Тахар (граничит с Таджикистаном), по одному в регионах Балха (граничит с Узбекистаном) и Джаузджан (граничит с Туркменией). На следующий день в провинции Баглан они заблокировали трассу, соединяющую Кабул с северными провинциями. Кроме того, талибы осадили крупнейший на границе с Таджикистаном город Кундуз.

22 июня талибам удалось захватить погранпереход «Шерхан-Бандар» на границе с Таджикистаном. Контрольно-пропускной пункт считается стратегически важным — здесь по мосту через реку Пяндж в постсоветские республики транспортируются товары из Ирана и Пакистана. Сейчас движение здесь остановлено. Известно, что в ходе боя около ста афганцев попали в плен. 134 военнослужащих сбежали в Таджикистан.

На днях в Узбекистане националистически настроенные активисты в интернете начали призывать правительство Узбекистана оказать посильную помощь силам сопротивления, включая военную, называя при этом узбекские районы Афганистана «Южным Туркестаном». Эти активисты утверждают, что пуштуны, как основной этнический контингент талибов, проводят этнические чистки в завоеванных населенных пунктах. Однако данные утверждения не подкрепляются фактическими данными или достоверным свидетельством очевидцев. Также эти активисты отмечают, что талибы поддерживаются Россией, чтобы специально дестабилизировать соседние регионы Узбекистана. На данный призыв националистов правительство Узбекистана ответил традиционно молчанием.

Напомним, что официальный Ташкент, как и Москва, время от времени проводят переговоры с Талибами.

Дискурсивный анализ

В целях анализа данных процессов следует учесть декларируемые интенции основных сторон:

Интенции талибов

требуют полного вывода иностранных войск;
отвергают легитимность кабульского режима;
стремятся взять под контроль всю территорию Афганистана;
обещают править страной «в соответствии с Исламом»;
гарантируют неприкосновенность афганцев, которые работали у иностранных военных если те «раскаются»;
гарантируют не нападать на соседние страны, не вмешиваться в их внутренние дела.

Интенции марионеточного режима в Кабуле

Стремятся сохранить статус-кво;
Оставаться в глазах западных спонсоров как сторонники модернизации и демократизации страны;
Привлекать внешние силы для того, чтобы сохранить власть

Факторы успеха талибов

Время за теми, кто не торопится. Для талибов война есть средство реализации смыслов, что означает, они не ограничены сроками и к исходу сражений относятся с разумным фатализмом. Это очень сильно отличает талибов от коалиции западных интервентов. Западные акторы находятся под прессингом «дедлайнов» и критики общественного мнения. Как гласил древний трактат об искусстве войны Сун Цзы, «Чем дольше длится война, тем хуже для начавшему её». А что касается жизненного смысла кабульского правления — как можно больше увеличить свое благосостояние за счет донорской помощи с американского бюджета и денежных притоков от наркотрафика.

Когда на войне одна сторона больше настроена на нематериальные, смысловые основы, а другая воюет ради гедонистических, материальных благ, то за первой будет определенное преимущество. Коротко говоря, талибы в течении последних девятнадцати лет просто не торопились с исходом войны, а вели рутинный процесс, были готовы убивать и умереть за свои идеалы. Кстати, данный аспект и сделал талибов политическим субъектом, с которым Западу, России и Китаю приходится считаться.

Репутация непреклонной приверженности к Исламу. Нужно понимать, что для афганца, вне зависимости от его национальной принадлежности Ислам есть Справедливость. Молодой афганец, столкнувшийся с коррупцией и произволом местных «баев», будет искать правду в Исламе. Соответственно, какая организация будет гарантировать справедливость, именно та, что завоюет больше сторонников. Уже несколько поколений воспитываются афганские мужчины, которые находят «зону комфорта» в жизни с орижем в руках, и, следовательно, их не убедить, что мирная жизнь, пусть и с элементами несправедливости, намного лучше, чем нескончаемая борьба. Талибы словом и делом доказывали приверженность к Исламу пусть и в их собственном понимании.

Умение договариваться. Талибы умеют делать предложения от которых невозможно отказаться. Об этом свидетельствуют факты добровольной сдачи некоторых населенных пунктов. По всей видимости гарантии, которые предлагают талибы, строго соблюдаются, а это очень ценится среди старейшин афганских племен.

«Мы снова победили». Как известно победный дух и истории успеха дает дополнительный импульс активности, более того, успех притягивает новых сторонников

Этнический вопрос в непушутнских районах. Даже если и согласиться с узбекскими националистами, что Талибан управляется в основном пуштунами, есть сообщения, что талибы, воюющие на севере страны, в большинстве являются представителями местного населения. Очень много молодых афганских узбеков переходят в ряды талибов. А это означает что если допустить существование засилья пуштунов и «пуштунвали» (образ жизни, кодекс поведения пуштуна) в организации, то тюркский контингент Талибан естественно захочет завоевать для себя весомый статус на своей родной земле и будут активно сражаться под знаменем талибов.

Факторы риска для талибов

Следующие факторы могут усложнить положение талибов в среднесрочной перспективе:

Безуспешность в решении социальных проблем населения ввиду увеличения и усложнения объекта управления. Чем больше территории, тем сложнее управлять;

Увлечение «пуштунизацией» в провинциях с непуштунским населением, что может вызвать резкое недовольство среди племен;

Появление новых, более радикально настроенных конкурентов, которые будут предлагать «более правильный Ислам»;

Деградация руководства до уровня коррумпированных царьков и бюрократизация правления;

Внутренний раскол в руководстве (это кажется маловероятным, но история учит, что такое развитие событий нельзя исключить, хотя сейчас непонятно на какой почве может случиться раскол).

Чем больше власти, тем больше проблем в управлении. Острые социальные проблемы афганцами будут восприниматься как результат неумелой несправедливой политики властей. Тот фактор, что привлекло в их ряды, точно также может и отвратить, если появятся иные игроки, более радикально настроенные организации. Напомним, первые наступательные операции американских войск в после 2001 года были поддержаны местными племенами, которые были недовольны правлением талибов. Также напомним о появлении отрядов ИГ (запрещенная в России) под названием «Вилаят Хурасан» в Афганистане, против которых талибам пришлось повоевать с 2015 по 2019 гг., в 2020 году талибы и офицальный Кабул объявляли о полном уничтожении данного формирования.

Коротко о структуре правления талибов: главой эмирата избирается эмир из среды джамаата старейшин мулл. Эмир назначает министров и региональных губернаторов. Сам эмир и его министры должны быть муллами-факихами, то есть знатоками ханафитского фикха. Фактически эти министры и ставленники-губернаторы осуществляют надзор на соответствие шариату и фетвам эмира, при этом местные старейшины и главы сохраняют традиционную власть на местах. Недовольные правлением местных властей могут обратиться непосредственно к талибам за справедливостью, которые по своим инстанциям тут же начинают проверку, следствие и проводят суд по правилам кадыята. При внешней схожести нельзя приравнивать мулл талибов с муллократией Ирана. Первых можно рассматривать в качестве воинов или полевых командиров с глубоким знанием ханафитского фикха деобандийской школы, вторые- это больше жреческая каста в облике шиитского мазхаба.

Предварительный прогноз

При сохранении текущей тенденции, думаем, талибы в течение года возьмут под контроль значительную часть Афганистана. Однако в стране увеличится количество охранных и диверсионных ЧВК внешних акторов (США, Пакистана и, возможно, Турции). Если некоторые ЧВК будут верно служить своим заказчикам-иностранным государствам, иные компании будут выступать в роли свободных кондотьеров, выполняющих разовые миссии различных заказчиков. Россия и Китай также будут увеличивать свое присутствие, пытаться увеличить свое влияние в этом регионе. На стороне не будут стоять Индия и Иран. Даже при потере 90% территории США будут поддерживать кабульский марионеточный режим как элемент рычага влияния в регионе. Также кроме законспированных диверсионных и разведывательных частей, США рассматривают возможность создания новых военных баз в соседних странах. Следует ожидать, что на территории Афганистана активно будут использованы БПЛА нового поколения, а именно дроны, управляемые искусственным интеллектом. Но несмотря на все это, Талибы уже доказали свою способность приспосабливаться к новым реалиям не подвергая деградации свои принципы и ценности.

РАВИЛЬ ГУСЕЙНОВ

Back to top