Разгром Европы и новая Речь Посполитая

Продолжение. Начало здесь

Турции важно вернуть Алеппо, на что обратил внимание еще Гейдар Джемаль (رَحِمَهُ ٱللَّٰهُ). Алеппо является для Анкары, для Турции, тем же самым, чем для Москвы является сейчас Крым, для Китая — Тайвань, для Индии и Пакистана Кашмир. Часть отторгнутой территории, которую она считает не просто собственной исторической частью, а некой пульсирующий точкой, из которой как бы изливается вулканом смысл. Например, Путин пытался придать этот смысл, сказав о том, что из Крыма пошло крещение Руси и поэтому это вопрос не просто геополитических завоеваний или исторических камбэков, это вопрос более глубинный, сущностный.

Мы видим, как Китай возбудился по вопросу Тайваня. То есть все понимают, что эти точки важны. Вчера мне пришла в голову интересная аналогия, а вот те страны, прежде всего Турция, Китай, Россия, Иран — страны третьего порядка, которые хотят поднять свой геополитический, исторический статус до страны второго порядка. Вы знаете эту концепцию. У них обязательно есть страна — темный двойник. Она меньше размером и мощью, к ней они относятся по-разному: кто-то по-отечески, а кто-то словно злой отчим к пасынку.

Для Китая, понятно, КНДР, Мьянма, часть Вьетнама. Для Турции — это вот часть Сирии, как раз Алеппо, это, естественно Азербайджан, это такие отеческие взаимоотношения. Иран также смотрит на Азербайджан, и говорит, это наши территории, их необходимо вернуть. Россия таким же образом смотрит на Украину и является наиболее безобразной в этом смысле. Например, Турция помогла Азербайджану вернуть Карабах и сейчас содействует. Вот недавно Азербайджан праздновал очередную годовщину государственного суверенитета и туда поехал Эрдоган. Там реализуется концепция «одна нация — два государства», которой они придерживаются. Мы видим, как можно сосуществовать в таком формате.

Россия такого себе позволить не может, ни в силу каких-то там внешнеполитических обстоятельств, а потому что по-другому ментально не может. Она не может дружить, Россия не дружит, она все время требует.

Пару лет назад мы с вами обсуждали, как Турция решила проблему с европейским подбрюшьем, она нарастила политическое влияние на Средиземном море. Из-за чего вошла в клинч с Грецией, Израилем и с Италией. И там была очень сложная ситуация, когда Британия помогала Греции. Не надо думать, что британцы настолько глупы, что кладут все яйца в одну корзину, конечно, нет.

Турция из этой ситуации достаточно достойно вышла, решила эту проблему. Средиземное море — это не только стратегическая территория, акватория, которая подгребает вообще Юг Европы, там находится историческое коллективное бессознательное Европы. Оттуда пошла Европа, она была похищена, согласно греческой мифологии Зевсом. «Европа» — с финикийского переводится как «закат», «запад». Турция вошла туда, чтобы иметь ключи к этому пространству, это очень тонкая психологическая игра, очень правильная. Хотя казалось тогда с точки зрения простого политического и военного аналитика — ну, зачем столько сил растрачивает Турция? Бесперспективно там сойтись в клинче с несколькими державами, да наверняка проиграет. Такие настроения царили.

Напомню, Израиль тогда заявил, что он обнаружил месторождение газа и назвал этот шельф «Левиафан» , а это игра символов. Здесь более чем очевидно, но в Торе сказано, не про Левиафана, а про Лотану. Потом уже он транскрибировался в Левиафан, стал, так сказать, более эллинизированный. Турция смогла в своих объятиях сковать руки Израилю, чтобы он не имел возможности активно и публично поддерживать курдов. Известно, что РПК просто инфильтрирована моссадовскими агентами. Вот поэтому Турция была вынуждена сейчас предпринимать дипломатические усилия для того, чтобы каким-то образом сковать израильскую агентуру и не дать им возможности развернуться.

Возвращаясь к взаимоотношениям Лондона и Анкары надо иметь в виду, что тот форсаж, который сейчас активно включила Британия, поддерживая Украину в конфликте с Россией, очень сильно меняет общую конфигурацию. Потому что еще 2–3 года назад, до всех этих событий, до Брекзита, мы говорили, что Восточная Европа будет так или иначе меняться. Будет формироваться новая ось, вертикаль, соединяющая три моря — Балтийское, Черное и Средиземное. Я предполагал, что Германия сможет встроиться в этот проект.

Но сейчас я все более склоняюсь к мнению, что Шольц является просто агентом влияния Соединенных Штатов, потому что то, что он делает — это обнуление Германии. Он карикатурировал германскую политику, германское наследие и унизил германскую перспективу. То есть Шольц продолжил линию на погружение Германии в обывательской болото. Обыватели истории не делают. Невозможно взращивать буржуев и при этом претендовать на некий гегемонизм. Я имею в виду гегемонизм в ее древнегреческом варианте. Понятие это берет начало из темы древнегреческих полюсов, когда считалось, что из сонма равноправных полисов кто-то берет на себя бремя лидера. В разное время таковыми были Афины и Спарта. При прочих равных кто-то из них брал на себя функцию ведущего.

Германия взяла на себя роль гегемона Европы через Евросоюз. Но обвалилась. Кризис — это тот момент, когда нужно продемонстрировать собственную политическую субъектность, волю и проектность. Но оказалось, у Берлина этого нет, и ощущение такое, что Шольц делает все чтобы, Германия погружалась дальше и глубже в болото. Просто вот заявляет о том, что «да, мы сделаем поставки вооружений Украине», потом, через время, говорит, что это невозможно! Ну как можно стрелять себе в ногу, причем не раз, и не два, а три-четыре?!

То, что позволяет себе Путин, демонстрируя гибридность собственного режима, Германия повторить не сможет. Так не получится. Германия в этом смысле более цельная страна. Россия — это не одна территория. Россия собрана из осколков, это образование слабых под управлением слабых. Власть в Германии — другой внутренний продукт и этот парадокс пыталась каким-то образом сглаживать фрау Меркель. Но вот она ушла, пришел прямой ставленник не Путина, как считается, а Вашингтона, т. к. Вашингтон заинтересован в разгроме Европы и никто так не старается громить Европу, как Шольц.

Но и клоун Макрон, конечно. Он еще более ангажирован нежели Шольц. Европа, как она задумывалась в 1950-ом году в формате «Европейского союза угля и стали», как прообраз Евросоюза, как его мыслил тот же Валери Жискар д’Эстен, ее уже нет. Политически она раскололась. Та часть Восточной Европы, которая сейчас противостоит России: Польша, Литва, Латвия и Эстония, Украина и Турция, хочешь не хочешь, но это новая Европа. Она противостоит «Старушке Европе». Вы знаете, что Европу называет так потому, что есть новый Свет — Америка. Есть классическая Западная Европа, а новая Европа сейчас на наших глазах выкристаллизовывается.

К ней относились скептически, посмеивались, не считались с ее мнением. Польша изначально противопоставляла себя Германии через союз с США. Но сейчас она перестраивается. Так как видит непосредственную угрозу себе в виде России и вялую позицию Вашингтона. Опять-таки достаточно поднять наши эфиры и убедиться, где мы говорили, что не долог час, когда воссоздастся Новая Речь Посполитая. Союз рыцарских орденов, на месте которых образовались страны Балтии, Пруссия, часть Белоруссии и Украины может повторить свой исторический цикл.

Что такое Речь Посполитая? Наименование переводится как «республика», «общее дело». Вот у них общее политическое дело бороться против тирании. Здесь пестрый этнический состав, разные компоненты, идентичности и т. д., но перед угрозой демонтажа все эти различия и трения уходят на второй план.

Так называемый «русский мир» никакой не русский мир. Это гибридная путинская тьма наступает, ей нужно дать отпор, только «общее дело», политический проект может этому противиться.

Соединенные Штаты сейчас немного растеряны, так как они не заинтересованы в том, чтобы из разгромленной Европы выросло что-то новое и брутальное, более бравое, свежее и мобильное. Прошла информация, что Вашингтон блокировал передачу Украине орудий залпового огня дальностью до 500 километров. Официальная причина: Украина может начать бомбить территорию России. Байден постарался тут. Он занимается тем, чем предложил заняться Макрон Зеленскому — сохранить лицо Путину.

РУСЛАН АЙСИН

окончание следует

Наверх