Кыргызстан: революция vs реваншизм

Революция в Кыргызстане, практически готовая стать историческим фактом после недавних беспорядков, приведших к захвату институтов государственной власти, захлебнулась.

4 октября ЦИК Кыргызстана объявила результаты парламентских выборов. Получалось, что большинство мандатов получают близкие к президенту Сооронбаю Жээнбекову партии «Биримдик» (Единство), «Мекеним Кыргызстан» (Моя Родина  Кыргызстан), «Кыргызстан», которые планировали создать коалицию большинства. Чуть больше 10% мандатов получала оппозиционная партия «Бутун Кыргызстан» (Единый Кыргызстан). Недовольство ходом избирательной кампании и итогами выборов вызвали широкие и многолюдные протесты в столице. Победившие партии символизировали коррупцию, несправедливость и беззаконие. Все оппозиционные партии, участвовавшие в выборах, оспорили их результаты и признали их нелегитимными.

Днём 5 октября партии и их сторонники вышли на главную площадь страны и за ночь захватили здание парламента, верхний этаж которого занимает аппарат президента. Ударной силой для штурма здания и борьбы с разгонявшими протестовавших силовиками в ночь на 6 октября была молодёжь из столицы и регионов. Столичная молодёжь, придерживающаяся либеральных взглядов и олицетворяющая собой Модерн и Постмодерн, шла на штурм вместе с молодёжью из регионов, которым ближе ценности традиционного общества: клановость, землячество, религия и т. д.

Будучи движущей силой переворота, молодёжь была, таким образом, неоднородна. Из-за разности мировоззрения молодёжь, боясь обмана со стороны опытных политиков («старых лис»), пыталась безуспешно выработать свою повестку, но, в итоге, приняла сторону разных политических игроков, возможно, даже уже став инструментом для достижения политических целей «старых лис».

С самого начала сложились четыре центра влияния: часть молодёжи, в основном, столичной молодёжи под руководством либеральных партий, требовала абсолютной люстрации и скорого вхождения в правовое русло. Другая часть молодёжи поддержала выпущенного толпой из СИЗО  1 ГКНБ Садыра Жапарова, бывшего депутата, в своё время инициировашего национализацию золоторудного месторождения «Кумтор», эксплутируемого канадской компанией «Кумтор Голд Компани». Третьим центром стал Координационный совет политиков, в который объединились «старые лисы». И, наконец, четвёртым центром оказался экс-президент Алмазбек Атамбаев, так же выпущенный из СИЗО  1 ГКНБ, вместе со своими сторонниками. Молодёжь категорически отказалась признавать третий и четвёртый центры влияния. Пока в Бишкеке складывались эти четыре центра, в регионах мэры городов, главы районов и губернаторы добровольно или путём вынесения вотума недоверия местными советами отказались от власти.

В Бишкеке борьба развернулась между первым и вторым центрами влияния. Ключевой задачей для них стало занятие поста технического премьер-министра, который до проведения следующих выборов должен удержать на плаву управление страной и обеспечить прозрачные и равные выборы. Три дня борьбы, многочисленные митинги, пламенные речи не привели к перевесу в одну сторону и не решили кризиса. Два дня члены пока ещё действующего парламента не могли собрать кворум, чтобы назначить С. Жапарова техническим премьер-министром. Тем не менее, несмотря на шаткий статус, Жапаров пытается наладить управление и взять под контроль толпу, которая видит в нем героя, который в силах привести в порядок горнодобывающую отрасль и обеспечить экономическое развитие. За его попытками удержать власть общество и противники видят руку ОПГ и клана Жээнбековых.

Либеральные партии, видя как разбиваются о железобетонную реальность «пакта кланов» требования молодёжи о люстрации, теперь вынуждены смириться с выдвижением на пост технического премьер-министра Омурбека Бабанова, опального олигарха, технократа-управленца, но, тем не менее, видного участника «пакта кланов». Бабанов, в прошлом пошедший на конфликт с Атамбаевым из-за президентских амбиций, уже подружился со своим былым противником.

На местах к должностям вернулись отказавшиеся от власти губернаторы, мэры и главы районов. Молодёжь разочарована тем, что она проиграла кланам и что не смогла не допустить к власти ненавистных политиков. Стремление к идеалам пока ещё не сбалансировано признанием необходимости быть циничным и прагматичным в политических интригах. Молодёжь умеет штурмовать здания, как это было в 2005 и 2010 годах, быть ключевым фактором протестов, но удерживать плоды революции она ещё не умеет. В несколько ходов её обыграли матёрые политики, придерживающиеся правил игры, оформленных «пактом кланов».

Пока политики боролись за власть, народные дружины обеспечивали порядок в Бишкеке днём и ночью, а силовики соблюдали нейтралитет. Теперь же в ночь с 9 на 10 октября в Бишкеке президент Жээнбеков вводит режим ЧП. В город входят воинские формирования с военной техникой для пресечения столкновений, охраны правопорядка и защиты мирного населения.

Сегодня, 10 октября, депутаты собираются в государственной резиденции и, обеспечив кворум, проголосуют за Бабанова или за Жапарова. Однако это голосование не разрубит весь тугой узел накопившихся противоречий, ведь Бабанова поддерживает Атамбаев, а на Жапарова делает ставку Жээнбеков, ожидающий решения по своему статусу: импичмент или добровольная отставка. Жээнбеков, заключив в тюрьму Атамбаева, нажил себе врага. Сделал он это, возможно, по заказу Пекина. Это уже другая отдельная история. Вдобавок, Атамбаев  враг Жапарову, потому что во время его правления Жапаров получил срок. А Бабанов имеет вражду с Жээнбековым, так как с ним соперничал в президентских выборах 2017 года.

Разрешение конфликтов зависит от того, насколько благоразумны и договороспособны два сложившихся лагеря, за которыми маячат тени президентов. А дальше по мере развития событий будет интересно, будет ли Атамбаев, незаконно освобождённый, вынужденный ждать судебного оправдания (а молодёжь хочет упечь его обратно в тюрьму), мстить Жээнбекову или простит его.

Какие выводы делать революционной молодёжи из этой ситуации?

Во-первых, принять «пакт кланов» как фундаментальное основание кыргызской политики. Кыргызстан существует в формате «Археомодерна», в котором вся надстройка требует современных структур управления, современных культурных, политических и социальных норм, а общество живёт традиционными правилами, представлениями и ценностями.

Во-вторых, понять, что нельзя добиться успеха, не изменив мировоззрение и сознание традиционного общества. Философские принципы Модерна и Постмодерна плохо уживаются с принципами и нормами общества, в которых традиция играет важную роль.

В-третьих, обогатить свой политический арсенал циничными и прагматическими приёмами, чтобы вырывать инициативу у кланов.

Но, в конце концов, самое важное  это не допустить гражданской войны в Кыргызстане. Кыргызстан  это территория свободы, одна из опорных точек трансформации всего евразийского пространства. Как правило, кланы отлично умеют удерживать единство страны и они доказали эту способность в 2005 и 2010 годах, но они не нацелены на развитие, а стремятся только поделить и эгоистически израсходовать имеющиеся ресурсы. Революционная молодёжь, наоборот, желает развития, но не может удержать единство страны в ментально враждебном пространстве. Тем более, очень тяжело преодолеть эту распорку в стремительно меняющемся и увеличивающем разрыв между развитыми и развивающимися странами мире.

Как главный итог своего поражения, революционная молодёжь должна искать интеллектуальные альтернативы схеме «Премодерн  Археомодерн  Модерн  Постмодерн», чтобы не терять свой дух и волю!

ЭСЕНБЕК УРМАНОВ

Расскажите друзьям:
Наверх