Джунгарское ханство и судьба сибирских кыргызов XVIII века

Вводное слово Т. Чоротегина.

Каковы были судьбы разных восточных тюрков в эпоху Джунгарского ханства? Данный вопрос напрямую связан с кыргызской этнической историей. Видный историк, этнограф, профессор ХакасГУ Виктор Яковлевич (Астайбег) Бутанаев полагает, что языковая общность языков тенгир-тооских (тяньшаньских) кыргызов и южных алтайцев происходит из-за переселения части бурутов Тенгир-Тоо на Алтай в ойратский период. Значит, не было особого промежуточного алтайского периода в истории передвижения енисейских кыргызов на Тенгир-Тоо в IX – X вв. н.э.

Мы также полностью поддерживаем эту концепцию и добавим, что вопреки мнению некоторых авторов, не было особого алтайского периода и в X – XIV вв. История кыргызов древности и средневековья должны быть тесно изучены в рамках взаимосвязанных регионов Тенгир-Тоо, Памира, Каракорума, Каратегина, Алтая, Южной Сибири, Монголии, Внутренней Монголии, Маньчжурии и других горно-степных районов, примыкающих к ним. Часть кыргызов мигрировала вплоть до Уральских гор, Повольжья (Эдил), Крыма, Анатолии, Афганистана, Пакистана и т.д.

Кстати, под обобщающим термином «Хонгорай» профессор Бутанаев объединяет все земли, которые были связаны с историей владычества кыргызских улусов в Южной Сибири в позднее средневековье (после завоевания этих земель Российским государством с северо-запада и Джунгарским ханством с юга, этот термин остался в памяти хакасов и некоторых их соседей в качестве образного названия их общей родины, как сохранившийся у кыргызов части Тенгир-Тоо поэтический термин «Ала-Тоо».

Данная концепция хакасского профессора В.Я.Бутанаева о «Хонгорае» еще раз доказывает, что не было топонима «Хакасия» и этнополитонима «хакас» вплоть до 1923 года. Еще академик В.В.Бартольд, затем синолог С.Е.Яхонтов, арабист Омуркул Караев, археолог Юлий Худяков, историк Муратбек Кожобеков и другие доказывали, что слово «хакас» – ошибочно и восходит к термину «кыргыз» в китайской транскрипции данного этнонима в эпоху Танской династии в форме «ся-цзя-сы» – «хя-гя-сы». Те же роды хакасов имеются у кыргызов Маньчжурии (т.н. «фу-юйские кыргызы» из провинции Хэйлуньцзян КНР), но они себя именуют лишь «кыргызами».

Хошуд Цэнгэль, доктор исторических наук, профессор Института истории Китайской Академии социальных наук, в местности Тамга-Таш, Джеты-Огузский район. Кыргызстан. 12 июня 2019 г. (Он полагает, что данный буддийский текст был оставлен ойратами между 1600–1648 годами).

Ойраты и их кочевое ханство

В начале XVII века на территории, находящейся между Саяно–Алтаем и Тянь-Шанем (Тенгир-Тоо. – Т.Ч.), возникло Джунгарское ханство, просуществовавшее от 1635 г. до 1758 г. Его основное население составляли западные монголы, именовавшие себя «ойрат».

Во времена Чингис-хана ойраты составляли тумен левого крыла (джунгар, дзунгар) монгольского войска и поэтому их именовали еще по-монгольски «джунгарами».

Ойраты на начало XVII в. составляли союз из четырех племен: чоросов, дэрбэтов, хошоутов и торгоутов.

В 1635 г. торгоуты, в результате междуплеменных разногласий, перекочевали на Волгу, где создали Калмыцкое ханство. Племя чорос стало главным в Джунгарии, и из него выбирались правители ойратов.

В период своего могущества (XVIII – начало XVIII вв.) под властью ойратов находились часть казахов, кыргызов Тянь–Шаня, кыргызы Енисея, алтайцы и тувинцы.

В русских документах многие народы и государства получали имена, далеко не созвучные с их самоназванием.

Так, Кыргызстан в русских документах XVII в. назывался также «Бурутской землей», ибо тянь-шаньских кыргызов джунгары именовали «бурутами». (Но арабографические источники называли тенгир-тооских кыргызов этнонимом «кыргыз», что соответсвует с их самоназванием. – Т.Ч.).

С другой стороны, Джунгария в русских источниках была известна как «Калмыцкая землица», а сами джунгары, самоназвание которых было «ойрат», назывались не иначе как «черные калмаки». Южные алтайцы именовались «белыми калмаками». Именно так ойратов называли казахи и тянь-шаньские кыргызы этнонимом «калмак».

Основателем Джунгарского ханства стал Эрдэни-Батур-хунтайджи (1635–1653 гг.), старший сын князя Хара-Хула, из племен чорос.

В 1640 г. Эрдэни-Батур у себя в ставке на р. Эмиль-гол в Тарбагатае проводит всемонгольский съезд, на котором было принято «Степное уложение монголо- ойратских законов» (Их Цааз-бичиг).

«Сие уложение есть зеркало, на поверхности коего со всею ясностью изображаются нравы, обычаи, образ мыслей, способы жизни и степень просвещения у монгольского народа» – отмечал Н.Я. Бичурин. [Бичурин. 1991. с. 39.]

Монголо-ойратские законы действовали не только на территории Джунгарии и Монголии, но и на Тянь-Шане, Алтае и в кыргызском Хонгорае, укрепляя позиции ойратского правителя.

После смерти Батур-хунтайджи стал править его сын Сенге (1654–1670 гг.). В 1670 г. Сенге-тайша был убит своими сводными братьями Цэцэном и Цзотба-Батуром.

Трон достался его брату Галдан-Бошохту-хану (1671–1697 гг.), который до того был ламой в Тибете. Он стал проводить масштабную политику объединения всех монгольских земель. В 1680 г. Галдан Бошохту-хан присоединил к Джунгарии Восточный Туркестан. В 1690 г. он начал войну с маньчжурской империей Цин, но в 1697 г. потерпел полное поражение и покончил жизнь самоубийством.
На ойратском престоле воцарился Цэван-Рабдан (1697–1727 гг.), сын Сенге и племянник Галдана Бошохту-хана. В 1697 г. Цэван-Рабдан перенес свою ургу (ставку правителя) в долину р. Или. Старая ставка на р. Эмиль-гол передана двоюродному брату Цэрэн-Дондобу, старшему наместнику Северо-Восточной Джунгарии.

Женщина из тарбагатайских калмак-кыргызов (кыргызов-ламаистов) играет в темир-комузе. СУАР, КНР. Начало XXI в.

Переселение кыргызов Сибири в Джунгарию

В начале XVIII в. Цэван-Рабдан, по политическим мотивам, переселяет кыргызов Хонгорая, телеутов Северного Алтая, мингатов и оржаков из Тувы в центр своих владений, создав из них новые отоки.

Кроме того, на территорию Алтая была переселена часть тянь-шаньских кыргызов, под названием «буруты».

После Цэван-Рабдана стал править его старший сын Галдан-Цэрэн (1727–1745 гг.). Это был период расцвета Джунгарского ханства. В 1716 г. ойраты совершили поход в Тибет и заняли священную Лхасу, но в 1720 г. цинские войска вытеснили их оттуда. В 1725 г. ойраты захватили Ташкент, Туркестан и почти весь Казахстан.

После смерти Галдан-Цэрэна в 1745 г. разгорелась борьба за власть. За короткое время на троне сменили друг друга четыре хана: Цэван-Доржи (1746–1749 гг.), Лама-Доржи (1749–1753 гг.), Даваци (1753–1756 гг.) и Амур-Сана (1756–1757 гг.).
Все девять правителей, побывавшие на троне Джунгарии, происходили из династии чоросов. Только последний, Амур-Сана (букв. «Благонамеренный»), принадлежал к чоросам по женской линии.

В 1756 г. Цинская империи ввела в Джунгарию полумиллионную армию, которая в 1757–59 гг. полностью уничтожила ойратское государство. Из 600-тысячного населения Джунгарского ханства уцелело 30–40 тысяч ойратов.

Остатки их, вышедшие к границам Российского государства, были переселены на Волгу, где ныне они известны под именем «калмыки». В 1760 г. на территории Джунгарии и Восточного Туркестана было образовано китайское наместничество «Синьцзян» (букв. «Новая граница»).

Население Джунгарии делилось на родовую (природную) знать, носившую титул «тайджи». Жалованная знать носила титул «зайсан». Простолюдины назывались «харачу», а рабы – «ясырь».

Простые скотоводы несли повинности «албан» в пользу государства и зайсанов. Во главе ханства стоял хан из племени чорос, носивший титул «контайша».
В административном отношении Джунгарское ханство разделялось на отоки, анги и цзисаи. Отоками назывались административно-хозяйственные единицы, составлявшие личный удел чоросского хана.

Юрта — двигатель кочевников. Сцена их этнографических мероприятий во время Всемирных игр кочевников. Пастбище Кырчын, Кыргызстан. 3 сентября 2016 г.

Ойраты кочевали «хотонами», т.е. группами семей, связанных родством. Несколько хотонов объединялись в аймаки, а аймаки в отоки. В случае войны оток обязан был выставить до тысячи воинов.

«Анги» обозначали уделы ближайших родственников хана и родовой знати. «Цзисаи» представляли небольшие уделы, отданные буддийскому духовенству для их содержания.

Все указанные административные единицы были разделены на роды, каждый из которых управлялся наследственным зайсаном. Всего в отоках, анги и цзисаи насчитывалось более 200 тыс. семей или около 1млн. человек. Войска у контайши насчитывалось 60 тысяч человек. Во время войны ойраты могли выставить не менее 100 тыс. всадников. [Очерки. 2008. С. 243.]

Связи кыргызов Сибири с ойратами

Согласно письменным источникам, уже в 1630 гг. часть енисейских кыргызов стала «контайшиными людьми». Этому процессу способствовали брачные связи кыргызской аристократии с ойратскими княжнами.

Сестра Харахулы, княгиня Абахай была замужем за Кочебаем Батараевым. В 1638 г. русский посол к Алтын-хану В. Старков писал: «И в нынешнем же во 7147 году сентября в 22 день пришли в Кыргызы на реку на Белой Миюс в улусы к кыргызскому князцу к Табуну, да к матери его к Абакаю-княгине, и к Богучею-князцу… И княгиня Абакай нам против того сказала: Табун де да Изерчей – дети мои, и без моего де ведома над государевою казною и над вами дурна никакого не сделают, только де вы меня почтите русскими гостинцами. А она, княгиня Абакай, родом черных калмаков, Карагулина сестра, а кыргызами всеми владеет… А ее, Абакая-княгиню, и сына ее Табуна кыргызы слушают». [Материалы. 1974. с. 103-105.]

Алтысарский князь Бехтеней Ноянов был женат на дочери Харахулы, а следовательно, его сын Изен тайджи Бектенев был ему племянником.

Глава Джунгарии при своей ставке воспитывал и обучал детей кыргызской знати из Кыргызского улуса. Например, Поятана, сына алтысарского Изен-тайджи Бектенева, «взял маленького Баатыр-контайша и вспоил и вскормил у себя и ныне [Поятан – В.Б.] служит ему Баатыр-контайше». [Материалы. 1974. с. 221.]

Батур-контайша, являясь двоюродным братом кыргызского князя Исарского улуса Табуна Кочебаева, проявлял особые родственные чувства к Хонгораю. Он заступался за кыргызов и даже посылал свои войска для их поддержки в борьбе с Россией.

Например, в 1642 г. томские служивые люди сообщали: «А хотят де те калмаки быти войною под Томский город, а подняла де их калмаков из Кыргыз Кочебаева жена княгиня Абахай, а тот де государь Шохты-тайша ей, княгине Абахаю, брат родной, а контайша Батыр ей княгине племянник родной.». [Материалы. 1974. с. 223]

Батур контайша потребовал, чтобы выпустили из тюрьмы города Томска Изен тайджу, да «иной де кыргызской полон, а в православную христианскую Веру крестить не велел». Речь шла о пленных кыргызах, которые оказались в Томске после похода Я. Тухачевского в 1641 г.

Однако русские власти Изен тайджу не отпустили. Тогда в 1644 г. контайша отправил официальное письмо в Тобольск. «Во 7151 году писал он, Контайша в Тобольск в листу своем, что государевы ратные люди его контайшиных ясачных людей кыргызов повоевали и взяли племянника его со многим ясырем. И кыргызы были под твоею государевой Высокою рукою и ясак тебе, государь, платили… А о племяннике его Исене писано тебе, государь, об указе. А как твой государь указ будет и его Исеня к нему контайше отпустят». [Материалы. 1974. с. 237.]

Положение енисейских кыргызов несколько ухудшилось, когда на смену Батур-контайши пришел его сын Сенге-тайша, правивший с 1657 по 1670 гг.

Начиная с 1667 года, Хонгорай оказался в вассальной зависимости от Джунгарии. В 1669 г. Сенге-тайша поставил здесь своего наместника, которому от его имени поручалось «надо всею Кыргызскою землею владеть». [Очерки. С. 244.]

Джунгарский наместник жил в Алтырском улусе. Его урга (ставка) располагалась по р. Ниня, правого притока Уйбата. В этот период политический центр Хонгорая переместился на юг, в долину Абакана. Первым наместником, поставленным в 1669 г., был Киличин Кошиочи.

В 1671 г. его сменил Ейзан Кенегей, утвержденный в данной должности новым правителем Джунгарии Галдан Бошохту-ханом (1671 – 1697 гг.). [Очерки. 2008. С. 244.]

Через год, весной 1672 г., в Кыргызской земле был поставлен новый наместник по имени Байту-хан.

Мемориальный комплекс “Алтыеэмель” получил название по хребту Алтыеэмель Джунгарского Алатау, который находится недалеко от него и хорошо виден с предгорной долины. Северо-Восточный Казахстан.

В 1683 г. , по сообщению русских послов, приехавших в Алтырский улус, «у кыргызов живет калмыцкий наместник, именуемый Батыр-Ейзан, который командует ими». Последний наместник Аба-зайсан покинул Хонгорай вместе с угоном енисейских кыргызов в Джунгарию в 1703 г.

Население Хонгорая обязано было платить албан (ясак) джунгарскому хану по пять соболей с каждого мужчины.

Вся тяжесть поборов полностью падала на плечи кыргызских кыштымов (вассальное население Кыргызского улуса). Например, в 1702 г. езерский бег Шорло Мерген требовал со своих кыштымов «со всех волостей на контайшу по пять соболей и на кыргызских князцов по тому же». [Очерки. 2008. С. 244.]

Ослушание строго каралось. Например, за отказ кыргызов участвовать в военной операции против монголов, Галдан-Бошохту-хан в гневе «их де кыргыз хочет запродать в Китай, а землю их кыргыз сделать пусту».

Кыргызские князья Сибири со своими воинами регулярно выезжали для несения службы в ставку контайши. В 1685 г. алтырский бег Даин-Ирка вместе со своими батырами прожил целый год у Галдан Бошохту-хана. [Очерки. 2008. С. 245.]

Джунгарский правитель Галдан Бошохту-хан призывал их для участия в войне с монголами. «А велено де им, кыргызам, с собою гнать тысячу лошадей, а на Кыргызской де землице велено оставить малых людей, чтоб им можно уберечь Кыргызскую землю от прихода воинских томских и красноярских служилых людей».

Кроме того, если в Джунгарии случался захват в плен женского населения, то ойраты для пополнения своих семей забирали к себе женщин из зависимых землей. Например, в 1689 г. «как де ходили на мунгал войною калмытцкой Бушухту-хан, и без него де пустое его кочевье погромили — жен и детей и скот Казачья орда. Да от ясашных же де людей есть слух таков: пришли де в Кыргызскую землицу, которая под Бушухту-ханом, калмытцких Бушухту-хановых людей 300 человек пеших, а седла де несли на себе, и емлют де с тех кыргыз ясак — от скота пятую скотину, а у скотных мужиков отгоняют табунами, и записывали де женок и девок хороших». [Материалы. 2000. с. 223.]

У границы Улуг-Хемского районы Республики Тыва, Россия. Июнь 1995 года.

Внешние причины насильственной депортации кыргызов Сибири

В 1703 году ойраты совершили угон енисейских кыргызов в Джунгарию.

Исходя из результатов наших исследований, был выяснен факт массового угона населения Хонгорая, который не остался незаметным в истории Центральной Азии. Причиной послужила военная угроза Джунгарии со стороны Китая, который видел в Хонгорае потенциального союзника.

Китайский император стал угрожать в своих грамотах джунгарскому хану Цэван Рабдану, что ежели он не станет подданным Цинской империи, то маньчжуры разгромят ойратов, наступая двумя дорогами.

Первый, главный путь идет с востока через Хан-Хонгорай, где, по словам китайского императора, кочуют «российские буруты», настроенные против джунгар.

«И контайша де убоявшись… и кыргыз к себе велел взять, чтоб кыргызы от него контайши не отложились».

Кыргызская знать Сибири, вынужденно перекочевав в Джунгарию, потеряла права на эксплуатацию своих подданных в кыштымских урочищах, из-за которых на протяжении столетия велась непримиримая война с русскими.

Поэтому становится ясным, что инициатива переселения кыргызов исходила от джунгарского хана и была поддержана некоторыми кыргызскими князьями под давлением со стороны ойратов. О недовольстве кыргызов угоном с родовых кочевий свидетельствует факт их массовых побегов (до полутора тысяч) в 1704–1707 гг. из Джунгарии обратно в Хонгорай.

В регионе енисейских кыргызов к началу XVIII в. проживало примерно 15 – 20 тыс. человек.

По русским документам угону подверглось «всего мужска и женска полу тысячи с три дымов», т.е., при коэффициенте пять на каждое хозяйство (дым) – около 15 тыс. кыргызов.

После этого в Хакасско-Минусинском крае осталось всего 600 «луков» – боеспособных кыргызских мужчин.

Таким образом, угон принял грандиозный размах и охватил почти все население региона Южной Сибири (прежде всего – степняков-кыргызов). Не случайно это событие отразилось в хакасском фольклоре и рассматривается как национальная трагедия народа.

Профессор Виктор (Астайбег) Бутанаев и Тынчтыкбек Чоротегин у балбала. Южная Сибирь, Россия. Июнь 1995 г.

Последствия депортации сибирских кыргызов и их соседей

Дальнейшая этническая судьба угнанных кыргызов сложилась трагически.

Основная масса уведенных была поселена джунгарами за Иртышем, по р. Эмель-гол, и образовала особое кочевье (оток) в 4.000 кибиток с четырьмя зайсанами.

Некоторая часть кыргызов после угона 1703 г. откочевала за Саяны, в Туву, образовав племенную группу в составе тувинцев. Небольшая часть хонгорцев, скрываясь от джунгар, переселилась за Восточные Саяны и оказалась среди иркутских бурят, составив род царских кыргызов.

Угону также подверглось население Телеутской землицы (Северного Алтая), которое составило в составе Джунгарии «теленгитский оток».

В 1703 г. вооруженные отряды ойратов под конвоем переселили большую часть телеутов на верхний Иртыш и на р. Эмель-гол. [ Уманский. 1980.С. 289.]

Значительное количество племен оржак и мингат из долины реки Кемчик Тувы оказалось в Джунгарии.

Угнанное тувинское население составило следующие отоки: «орчак», «орхан цзиран» и «мингат», общей численностью 4300 человек, кочевья которых располагались на реке Эмель-гол. [ Бичурин. 1991. С. 71 – 73.]

Таким образом, в начале XVIII века с территории Саяно-Алтая в Джунгарию было угнано более 13 тысяч кочевого населения.

Портрет алтайского Гомера XX века, “кайчи” Алексея Григорьевича Калкина (1925— 1998). Автор рисунка – художник, поэт и архитектор Алексей Кулажи (1952—1998).

Исходя из фактов переселенческой политики Джунгарии можно предположить, что угону подвергались и отдельные роды тянь-шаньских (тенгир-тооских) кыргызов.

Вероятно, их затем поселяли на Алтае, под названием «буруты». [Очерки. 2008.с. 251.]

Отсюда становится ясным, почему язык южных алтайцев очень близок языку тянь-шаньских кыргызов.

Южные алтайцы (алтай-кижи) являются частью тех бурутов, переселенных ойратами с Тянь-Шаня.

Вместо заключения. Слово об алтайском мифе

Исходя из обобщения исторических и этнологических фактов, теперь мы можем подытожить, что концепция С.Г.Кляшторного и А.Мокеева [Мокеев. 2010. С. 25 – 93.] об «особом» алтайском периоде в истории передвижения кыргызов с Енисея на Тянь-Шань является лишь мифом.

ВИКТОР (АСТАЙБЕГ) БУТАНАЕВ, доктор исторических наук, профессор Хакасского госуниверситета, г. Абакан, Хакасская Республика, Россия.

Краткий список использованной литературы

Бичурин (Иакинф) Н.Я. Историческое обозрение ойратов или калмыков с ХУ столетия до настоящего времени. — Элиста, 1991.

Бутанаев В.Я., Худяков Ю.С. История енисейских кыргызов. – Абакан: Изд-во Хакас. гос. ун-та, 2000.

Вопросы этнической истории киргизского народа / Отв ред. О.Караев, И.Молдобаев. — Фрунзе: Илим, 1989.

Материалы по истории русско-монгольских отношений. 1636 – 1654. — М., 1974.

Материалы по истории русско-монгольских отношений. 1654-1685. — М., 1996.

Материалы по истории русско-монгольских отношений. 1685- 1691. — М., 2000.

Мокеев А. Кыргызы на Алтае и на Тянь-Шане.(Этапы этнической и политической истории во второй пол. 1Х – сер. ХУ111 вв.). — Бишкек, 2010.

Очерки истории Хакасии (с древнейших времен до современности). — Абакан, 2008.

Уманский А. П. Телеуты и русские в ХУ11 – ХУ111 веках. — Новосибирск, 1980.

Худяков Ю.С. Военное дело кыргызов Центральной Азии (IХ – XVIII вв.). – Бишкек, 2017.

Tchoroev T. ‘The Kyrgyz’; in: The History of Civilisations of Central Asia, Vol. 5, Development in contrast: from the sixteenth to the mid-nineteenth century /Editors: Ch. Adle and Irfan Habib. Co-editor: Karl M. Baipakov. – UNESCO Publishing. Multiple History Series. Paris. 2003. – Chapter 4, p. 109 – 125.

Источник: https://rus.azattyk.org/a/istoriya_2021_viktor-butanaev_o-sudbe_sibirskih-kyrgyzov-xviii-veka/31208940.html

Back to top