Böszörmény — мусульмане средневековой Венгрии

Ислам начал распространяться среди венгров задолго до того, как мадьяры услышали первую христианскую проповедь, и гораздо раньше, чем Венгрия перешла под управление Османов.

Мусульмане, вплоть до монгольского вторжения, составляли значительную часть населения средневекового Венгерского королевства. Их называли — böszörmény. Они также часто играли ключевую роль в армии венгерских правителей и были ударной силой войска страны, в которой имели многочисленные города и поселения.

Кроме того, были также известны как успешные торговцы и ремесленники, которых встречали и описывали арабские и иудейские авторы в различных городах Европы (например в Праге) и Азии (Халеб), зачастую удивляясь их некоторым особенностям (светлые и рыжие волосы, говорили на языке «афранджей», то есть латинском, официальном языке венгерского королевства (см., например, у Якута аль-Хамави).

Три племени хазар — кабаров (или каваров), уступив в ходе противостояния в Хазарском каганате иудейской партии, утвердившей иудаизм в качестве государственной религии в этой стране, покинули пределы Хазарии и нашли убежище у венгров, вошли в их племенную конфедерацию Het-Magyar («семь племен»), составив в ней одно из племен.

Нельзя исключать, что среди этих племен-кабаров мусульмане также составляли значительную часть и, собственно, стали известны как «хорезмийцы», о которых упоминает арабский автор аль-Гарнати (XI-XII вв.) во время своей поездки в Венгрию. Следует учитывать, что согласно аль-Куфи, ибн Асиру и аль-Балазури хазары приняли ислам после поражения от халифата Омейядов в 737 году.

В связи с этим после того, как иудейская партия взяла верх в Хазарии часть ее мусульман могла войти в состав объединения кабаров и присоединилась к венграм, где и стала называться «хорезмийцами» (их связь с Хорезмом до конца не выяснена и может быть весьма условной или же отсутствовать).

Иные же мусульмане Хазарии, называвшиеся «хорезмийцами», сохранили свою мусульманскую религию, но остались служить хазарам-иудеям, также были известны под именами аль-арсийа или ал-ларисийя и являлись тяжелой кавалерией хазар. Вероятно, те мусульмане, которые присоединились к венграм, также заняли важное место в военной организации Het-Magyar, как и «хорезмийцы» в рядах войска хазарского кагана. Эти события происходили между 800 и 850 годами, а подобный подход к проникновению мусульман в Венгрию был озвучен историком, востоковедом проф. Тадеушем Левицким (Tadeusz Lewicki 1906-92).

В этом контексте следует обратить внимание, что сами венгры называли мусульман «хорезмийцев», поселившихся в Венгии именем kalis. Венгерское имя kalis соответствует этнониму al–Khazar, al Khalis или -khazar–khalis, которым именовались этническая группа людей, согласно арабско-персидским средневековым историкам аль-Истахри и ибн-Хаукалю, проживающая и в западной (мусульманской) части хазарской столицы города Итиля.

Таким образом, венгерские мусульмане c большой долей вероятности пришли в Паннонию вместе с иными племенами мадьяр и были хазарского происхождения, с учетом их одинаковых названий как в Венгрии, так и в Хазарии.

После Аугсбургского разгрома в 955 году правитель Венгрии князь Такшонь усиливает свою армию новыми мусульманскими контингентами. В частности, к нему на службу поступают два булгарских («terra Bular») князя Билла (Billah) и Бакш с «весьма многими исмаилитянами», которых Такшонь расселил по своим землям. Две трети «исмаилитян» была расселена в районе крепости Пешт, а одна треть была распределена по иным мусульманским гарнизонам (согласно автору Anonymi gesta Hungarorum — «Деяния венгров»).

Конечно, многие авторы хотели бы в terra Bular видеть именно Волжскую Болгарию. Однако удаленность ее от Венгрии, как и отсутствие необходимых предпосылок для переселения туда мусульман заставляют подумать, что речь могла идти не о Волжской, а именно о Дунайской Болгарии, которая к тому времени становится славянским, христианским государством. Но важно вспомнить, что 866 году папа римский Николай написал князю дунайских булгар Борису письмо с требованием изгнать из страны всех «сарацин» (то есть мусульман). Неизвестно, как к этому пожеланию отнесся князь Борис, но нельзя исключать, что спустя сто лет по тем или иным причинам мусульмане покинули балканские области Болгарского царства.

Следующая волна мусульманских переселенцев в Венгрию вероятно приходится на XI-XII века и связана с появлением на венгерской равнине мусульман из народа печенегов, которые оседали в Венгрии и раньше (XI-XII вв.), но тогда еще будучи язычниками. Известно, что печенеги обратились в ислам около 1010 года, согласно аль-Бекри, а аль-Гарнати этих мусульман — печенегов Венгрии называет «магрибинцы», поясняя, что именно они и являются печенегами («баджнак»), которых аль-Гарнати обучал исламским наукам. Нельзя исключать, что «магрибинцы» после своего прихода в Паннонию и мадьярское Прикарпатье способствовали обращению в ислам печенегов, прибывших туда в более ранний период.

В 1150 г. обе составляющие мусульман Венгрии — «хорезмийцы» («хвалисы») и «магрибинцы» (печенеги) упоминались в составе единого вспомогательного войска в войне против Византии. Скорее всего, их объединение под боевым стягом венгерского короля стало возможным, благодаря отмене дискриминационных законов в отношении мусульман, которые были изданы венгерскими королями после утверждения христианства в Венгрии в качестве государственной религии в 1000 году.

Так, эти законы запрещали исповедовать ислам «коренным венграм» (то есть kalis – «хорезмийцам» арабских авторов).

Например, §9 свода законов короля Ласло (Ладислава, Владислава) указывал, что, если станет известно, что «исмаилитянин» (мусульманин) вернулся к своей вере или практикует обрезание (своих детей), то его имущество должно быть конфисковано, а он должен быть изгнан из страны. Этот закон был серьезно дополнен новыми антиисламскими параграфами свода законов короля Коломана (Кальмана, 1095-1116 гг.).

Так, согласно §46, если кто-то увидит, что «исмаилитяне» отказываются от свинины или постятся (в месяц Рамадан) или делают ритуальное омовение, то обязаны о том донести королю, и тот, кто донесет об этом, получит часть их (мусульман) имущества, которое должно быть конфисковано.

§47 гласил, что «исмаилитяне» в своих поселениях должны построить церкви, при этом половина населения каждого города или поселения должна его оставить и расселиться среди христиан, в свою очередь «коренные христиане» заселялись на их место.

§48 запрещал браки между «исмаилитянами» и требовал вступать в браки только с христианами. §49 обязывал мусульман угощать гостей только свининой.

Однако, с учетом сообщений Аль-Гарнати, эти требования не распространялись на печенегов — мусульман или «магрибинцев», которые считались федератами венгерского короля и могли исповедовать ислам открыто. Хотя, как уже указывалось выше, в некоторые периоды kalis («хорезмийцы») также могли практиковать и не скрывать свою религию и даже составлять совместно с «магрибинацами» единое вспомогательное войско венгерского короля.

«Золотая булла» короля Андрея II в 1232 году вновь было поставила мусульман Венгрии, уже, включая «магрибинцев» вне закона. Но, несмотря на полный запрет ислама в стране, ее действие по тем или иным причинам было приостановлено, либо не исполнялось.

Так, во время описания вторжения монголов в Венгрию, арабо-персидский автор Ибн Саид (описывающий события со стороны монголов) указал, что в Венгрии есть «биляд аль башкирд», где под башкирдами имелись в виду именно венгры — мусульмане, которых он отделял от хунгар — собственно венгров — христиан (хотя тот же ал Гарнати называл всех венгров башкирд).

Ибн Саид писал, что «аль-башкирд» — мусульмане, и привел легенду их обращения в ислам одним «факихом из туркоманов», что напоминает повествования о принятии ислама печенегами, согласно ал-Бекри. Затем в 1241 году эта страна («биляд аль башкирд») подверглась нападению монголов, была разграблена и опустошена. В то же время он же указывает, что народ «башкирд» принял участие совместно с хунгарами (собственно венгры) и германцами в сражении с монголами, где пришельцы из азиатских степей были разбиты.

Также современник ибн Саида (вторая половина XIII века) — аль-Казвини пересказывает рассказ одного из мусульманских богословов (факих) из «Страны Башкирд», то есть Венгрии. Тот рассказывает, что народ «башкирд» (в данном случае все венгры, как и у аль-Гарнати) очень велик, большинство их исповедует христианство; но многие — мусульмане, которые должны платить дань (джизья) христианам, как христиане у нас (то есть, в мусульманских странах) мусульманам. Он также сообщает, что у царя этой страны большая армия, часть которой состоит из христиан.

Другую часть армии составляют множество (Араб. Djam) мусульман, которые придерживаются учения школы Абу Ханифы. Из приведенной цитаты ясно видно, что башкирды- мусульмане принадлежали к той же национальности, что и башкирды-христиане и исповедовали ислам в Венгрии перед самым монгольским вторжением.

Последним же упоминанием о присутствии мусульман в доосманской Венгрии было сообщение «Латинского документа» от 1290 года, который посвящен правлению короля Ладислава IV (1276-1290). Этот венгерский правитель был весьма необычен. Его самого воспитывала мать, которая была дочерью половецкого хана Котяна, после того как он провел длительное время в качестве заложника у венгерских аристократов, к которым, как и к католической церкви, оправдывающей любые преступления венгерских магнатов, испытывал стойкую неприязнь.

Всю свою жизнь Ладислав ходил в половецкой одежде, окружал себя половецкой гвардией, с которой cовершал все военные походы. Все же дела по управлению государством Ладислав IV передал дворянину из «башкирдов», которого звали Муса и который был мусульманин, хотя сразу после своего назначения был вынужден принять христианское крещение.

КИРИЛЛ СЕМЕНОВ

https://www.trtrussian.com/mnenie/boszormeny-musulmane-srednevekovoj-vengrii-9818852

Наверх