Туран: ключи от спокойствия в мире

Предлагаем вашему вниманию программную статью известного политика, общественного деятеля и писателя Мухаммада Салиха о целях и задачах проекта «Туран». 

В прошлом году в тюркском мире произошло важное событие. «Совет сотрудничества тюркоязычных государств» сменил название на «Организация тюркских государств». Кому-то это может показаться не важным, но для таких идеалистов, как мы, много лет мечтающих о тюркском союзе, это было важным событием. Советская идеология заклеймила нас, среднеазиатских тюрков, как «тюркоязычные народы» . Они использовали термин «тюркские языки», разделив наш единый язык. Эти термины были такими же абсурдными, как если бы назвали арабскую нацию «арабоязычными» (араби) и персидскую нацию «фарсиязычными» (фарси).

Первый шаг к интеграции тюркского мира был сделан в Баку в 2009 году. Была создана организация. Мы очень обрадовались, но эта организация была названа «Советом тюркоязычных государств». «Тюркоязычные государства» — это определение придуманное Москвой.

Наконец, в 2019 году эта организация была переименована в «Организацию тюркских государств». И это было важным событием для нас.

Это было символическим отражением серьёзной перемены в тюркском менталитете.

Это означало: «Мы не тюркоязычные народы, мы есть единый тюркский народ».

Да, мы наблюдаем эти изменения в тюркском обществе в последние годы. Мы можем указать на Вторую азербайджано-армянскую войну как на яркое выражение этой перемены. В этой войне тюрки как единый народ стояли на стороне братского Азербайджана.

Конечно, наш идеал, наша мечта — это «Красное яблоко» (единство тюркского мира, — прим.ред).

Однако для реализации этого намерения пора уже от эмоциональных речей переходить к конкретным проектам.

Тюркский мир ждет от нас фактического начала процесса Великого объединения…

Недавно небольшая группа сепаратистов в городе Нукус в Каракалпакстане преподала нам урок. Лозунги, которые скандировала эта толпа, не были для нас новыми. Это было то, что десятилетиями озвучивали маргинализированные люди. Но впервые эти лозунги превратились в акцию, собрав на площади несколько тысяч человек, а некоторые представители местных органов власти открыто или тайно поддержали эту сепаратистскую группировку.

Разумеется, скоро выяснится, стоит ли за этим скандалом «чужая рука». Одно несомненно: пока интеграция тюркского мира фактически не начнется, «автономные» мины, заложенные КГБ, могут быть взорваны нашими врагами в любой момент на любой территории Тюркского мира. Нукусская сепаратистская группировка подтвердила эту опасность.

События в Нукусе показали, что пора серьезно заняться вопросом интеграции Тюркского мира.

Поэтому я решил достать из ящика стола вопросы, поднятые в прошлые годы нами в рамках узкой встречи с друзьями, и обсудить их уже с общественностью.

ПЕРВЫЙ ШАГ

После распада Советского Союза появилась прекрасная возможность начать интеграцию тюркского мира. Но мы не воспользовались этой возможностью. Правда, съезды Тюркского мира проводились чуть ли не каждый год, и эти съезды были хорошим стартом в культурном и социальном плане. Но мы не могли принимать политические решения по этим проектам из-за мыслей типа «Что скажут США, что скажет Россия?»

Начало 1990-х годов стало посмешищем для наших соперников. Сегодня насмешники молчат. Почему это? Почему? Потому что политическая конъюнктура в мире изменилась в пользу тюркского мира. И в тюркском мире есть признаки пробуждения. Только… Те из нас, кто выступал за тюркское единство с начала 1990-х годов, всегда подчеркивали одно: первый шаг к реализации тюркского единства — это иметь «общий алфавит» и «общий язык». Когда Исмаил Гаспрали сказал «Единство в языке, идеях и работе», он не случайно поставил язык на первое место. Без общего языка для тюркского мира сложно обсуждать и реализовывать глобальные проекты. К сожалению, переход тюркских стран Центральной Азии с кириллицы на латиницу не дал ожидаемых результатов. Наши лингвисты пытались создать для них «особый и удобный алфавит», чтобы удовлетворить эго своих руководителей. И универсального алфавита так и не появилось.

Итак, каким будет общий язык тюркского мира? Если да, то каким он должен быть? Общий язык должен быть языком более 300 миллионов человек. Этот язык должен быть богат словами и достаточно элегантен, чтобы помогать нам понимать друг друга, выражать себя в науке, политике, общественной жизни, культурной, религиозной и других областях. По сути сегодняшние тюркские языки — это диалекты одного единого тюркского языка. Конечно, все тюркские диалекты богаты словами и элегантны. Азербайджанский диалект Несими и Физули, казахский диалект Абая и других поэтов, язык туркменского поэта Махтумкулу, язык Алишира Навои (чагатайский/узбекский диалект) или кыргызский диалект, на котором поется эпос «Манас», несомненно, богаты и весьма красивы. Но наш общий язык должен иметь еще одну важную особенность, отличную от этих языков. Этот язык должен быть самым распространенным и легкоупотребляемым тюркскими народами. У нас есть такой язык, это Тюркский язык Турции — Турецкий. Есть и другие причины для использования этого языка в качестве общего языка:

1. В мире проживает около 300 миллионов тюрков. Более половины из них говорят на огузском диалекте. Восемьдесят пять миллионов человек в Турции, Азербайджане (включая иранский Азербайджан) турки, затем туркмены (включая иракских туркмен), гок-огузы (гагаузы), часть крымских тюрков говорящих на огузском диалекте, хорезмийцы (Узбекистан) и другие общины, всего 150 миллионов.

2. Турецкий занимает седьмое место среди самых распространенных языков в мире. Сегодня турецкий язык преподается и изучается в Америке, Азии и Африке. По этим причинам турецкий заслуживает звания Общего языка тюркского мира.
Не надо изобретать «тюркский эсперанто» для тюркского мира. Если бы турок из Турции сделал это предложение, другие заявили бы, что Турция пытается быть «старшим братом» для других тюркских государств. Следовательно, это предложение должно исходить от тюрков за пределами Турции. Вот мое предложение: турецкий должен быть «общим языком» тюркского мира.

Попробуем теперь нарисовать силуэт будущего Тюркского Союза — Конфедерации Туран или Туранского Союза.

ИНТЕГРАЦИЯ ТЮРКСКОГО МИРА

На протяжении всей истории государства и общества тесно сотрудничали, формируя союзы и региональные альянсы на основе определенных критериев для достижения своих целей и успешного поддержания своего существования. В Европе, Азии и Америке созданы союзы, как широкие, так и узкие, некоторые из которых действуют, а другие остаются только на бумаге.

Государства обычно предпочитают такие союзы для укрепления своей мощи, успешной борьбы с общими соперниками, поиска прочных решений экономических, военных и культурных проблем и обеспечения мира. Исторически сложилось так, что двусторонние и множественные соглашения являются первыми прототипами таких союзов. Без таких союзов и долгосрочных партнерских отношений немыслимо осуществление всех видов политической, экономической и культурной деятельности в региональном и глобальном масштабе. Такие образования под разными названиями (союзы, федерации, конфедерации) формируются многими факторами, в том числе политическими, экономическими, историческими и культурными. Конечно, каждый из этих факторов действует в определенной степени.

Наиболее известным примером таких образований является Европейский союз. Несмотря на все свои проблемы, Европейский Союз — это успешный проект. Помимо модели Европейского союза, было разработано множество других союзных/партнерских проектов, таких как Содружество Наций, Лига арабских государств и Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество. Хотя все эти проекты основаны более чем на одном принципе и цели, они существуют в очень разных областях и имеют общую позицию по многим различным вопросам.

Успех партнерства зависит от силы и гибкости сторон, их исторического прошлого и особенно их общих ценностей. Государствам и обществам, долгое время сотрудничавшим на протяжении всей истории и близко знающим друг друга, легко, а часто и необходимо создавать союзы и союзы между собой. Однако в некоторых регионах эти процессы очень сложны и занимают много времени. Средняя Азия или вообще тюркский мир тому пример.

С незапамятных времен в этом обширном регионе возник ряд великих государств или малых государств, образованных обществами, имеющими тесные этнические, экономические и культурные связи друг с другом. Под великими государствами мы подразумеваем в первую очередь государства, созданные на этой обширной территории общинами тюркского и монгольского происхождения, такими как гунны, тюрки, тюрки, татары, узбеки, казахи, киргизы и уйгуры. Хотя некоторые из обществ, которые все эти государства распространили с Востока на Запад и включили в свою структуру, отличались языком, они были очень близки друг другу с точки зрения общих культурных особенностей и общих ценностей. Хотя все они имели сильную централизованную административную систему, общины, входившие в состав государства, обладали значительной экономической и культурной автономией. По этой причине устройство великих государств, образовавшихся в евразийской степи, иногда называют федеративным или конфедеративным устройством.

В этих государствах существовала традиция, согласно которой центральная власть не вмешивалась в региональные и этнические особенности, а внутреннее управление, верования, судебная и культурная деятельность подчиненных общин были полностью предоставлены им самим. Россия, позже вошедшая в регион и включившая эти территории в свой состав, относительно мало вмешивалась в региональные особенности, культурную и религиозную жизнь в ранние периоды. Однако со временем давление центрального правительства начало усиливаться. С середины 19 века этническая ассимиляция стала государственной политикой России. Крах царской России и создание коммунистического Советского Союза привели к еще большему опустошению в Идель-Уральском, Кавказском и Среднеазиатском регионах, усугубив ассимиляционную политику и экономическое и политическое давление.

Хотя Советский Союз изначально заявлял, что был создан как федерация народов, в конце концов это был крайне централизованный и репрессивный порядок. Во времена Советского Союза исторический опыт сотрудничества, этнические родственные связи и культурная общность народов края планомерно разрушались. Эти связи были разорваны до такой степени, что о них почти забыли, когда распался Советский Союз и были созданы независимые республики. Только общины, которые были близкими соседями, казалось, знали друг друга до некоторой степени. В результате ущерба, нанесенного этническим и историческим и культурным связям народов Центральной Азии, этим народам после 1991 года было трудно снова собраться вместе и выработать даже простые модели сотрудничества. Это связано с тем, что этническое родство стало спорным, культура деградировала, а доверие между народами сознательно подорвано в результате политики ассимиляции.

Однако до недавнего прошлого это были народы, говорящие на одном языке и разделяющие одну культуру. Вероятно, в результате того, что это историческое сознание не было полностью уничтожено, а также в силу экономических потребностей и географических условий, народы региона были вынуждены искать более тесного сотрудничества и партнерства.

С начала 1990-х под разными названиями предлагались различные модели партнерства. Но ни один из них не оказался постоянным и функциональным. Конечно, у этой неудачи было много причин. Самое главное заключается в том, что предлагаемые проекты основывались на проверенных историей политических, экономических, геополитических и культурных реалиях. Иногда эти проекты выдвигались региональными лидерами как инструмент внутренней политики, иногда для вытеснения соседей, а иногда просто для создания пространства для собственных политических амбиций. На данный момент кажется, что в этом регионе не создана постоянная модель сотрудничества. И многие наблюдатели считают, что этого делать нельзя. Но так ли это на самом деле? Можно ли установить постоянное партнерство/союз между государствами этого региона? И если да, то как?

На наш взгляд, значительная часть реально существующих возможностей для создания партнерства/союза в регионе не была испробована и к этому вопросу не относились серьезно. Более того, не все политические элиты внесли свой вклад в решение этого вопроса, и не была использована сила гражданского общества. Ниже мы постараемся объяснить, почему мы так оптимистично относимся к этому вопросу и почему создание этого союза неизбежно.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ И НАЗВАНИЕ РЕГИОНА

Основой этого региона является Великая степь, простирающаяся от Монголии до Венгрии в направлении восток-запад. Историческое название района упоминается в источниках как «Туран». В дошедших до наших дней древних и средневековых источниках название Туран включает в себя центральную и южную части Сибири. К концу Средневековья (и, что интересно, и в Новое время) понятие Туран вообще стало отождествляться с тюркскими или, в несколько более широком смысле, урало-алтайскими племенами, а с начала ХХ в. по существу возродился в этом смысле. Журнал «Туран», который в этот период начал издаваться в Венгрии, также внес значительный вклад в эти события. Если коротко, то понятие Туран в его нынешнем виде охватывает примерно центральную часть Евразийского материка по осям север-юг и восток-запад и состоит из таких субрегионов, как Идель-Урал, Великая Степь, Кавказ, Среднеазиатские Тюркские республики/Туркестан, Средняя и Южная Сибирь, Монголия и Восточный Туркестан.

Сегодня этот регион в тюркских источниках обычно называют Тюркским миром или Евразией. Ни одно из этих названий не отражает в полной мере историческую и географическую реальность. В частности, определение Евразии в последнее время было перегружено чрезмерным политическим содержанием и утратило смысл. Фактически, некоторые круги в России и неоевразийские писатели создают терминологическую путаницу, используя определение Евразия-Россия вместо Турана, и представляют Россию, вошедшую в регион позже, как изначальный элемент региона. Этот подход не имеет исторической или этнологической основы. По сути, классический евразийский подход, сложившийся в 1920-е годы, допускал, хотя и негласно, что это и есть Туран, а русская культура возникла как продукт славяно-тюркско-монгольского синтеза. Поэтому правильно определять Великую Степь, географически определяемую как Евразийская степь, как Туранскую Степь в этом отношении. В итоге, во избежание дальнейшей путаницы, полагаем, что правильнее было бы оставить в стороне чисто географические или политические определения (большинство из которых искусственно созданные) и использовать название «Туран», которое упоминается в исторических источниках и использовался жителями региона с древних времен.

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТРУКТУРА РЕГИОНА

Туранские земли исторически были домом для больших масс народов. Среди этих народов урало-алтайцы составляли подавляющее большинство, но были и группы иранского и славянского происхождения в разные периоды. Согласно исследованиям, пока эти группы жили в синтезе с коренными туранскими народами, проблем не возникало, не было крупных межэтнических или межконфессиональных войн. (Основные причины войн в регионе всегда были экономическими или политическими.)

Туранские народы в основном родственные народы с общим языком, религией, историей и культурой. Культурные ценности, как правило, являются общими, а практики в таких областях, как политика, право, экономика и искусство, практически идентичны. Это связано с тем, что эти народы имеют одинаковое происхождение и продолжают свое наследие предков в сходных условиях. Поскольку общины разного этнического происхождения также долгое время жили в тесном переплетении с народами региона, ценности также стали общими в результате взаимодействия.

Сегодня насчитывается пять республик, особенно на территории, которая исторически называлась Туркестан. Четыре из них тюркские (Узбекистан, Казахстан, Киргизия и Туркменистан), а еще один — Таджикистан, в котором проживает большое тюркское население (около половины населения составляют тюрки (узбеки).

В юго-западной части Турана, на Кавказе, в Анатолии и Средиземном море расположены Турция, Азербайджан и Турецкая Республика Северного Кипра. Лозунг «Одна нация, два государства», который использовался для подведения итогов азербайджано-турецких отношений с 1990-х годов, а также недавний лозунг «Одна нация, семь государств», выражают эту ситуацию.

В туранской социокультурной структуре «турецкая» идентичность вновь обретает свой прежний статус. Эту идентичность принимают турецкие общины, особенно молодые поколения, подвергшиеся жестокой ассимиляции и деидентификации в советское время, и неправительственные организации почти во всех тюркских республиках и автономных областях, а также многочисленные группы, созданные на общественных началах. СМИ, поддержите этот вопрос. Во многих местах под такими названиями, как Туранский союз, Тюркский союз, Тюркская конфедерация и т. д., организации, выступающие за полное или частичное единство туранских обществ, осуществляют свою деятельность институционально.

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Западный конец тюркского мира граничит с Черным морем и Средиземным морем на Кавказе и в Анатолии. Центральная Азия имеет типично континентальный климат. Страны здесь не имеют выхода к морю, а перемещение людей и товаров требует пересечения территории более чем одной страны. Распределение природных ресурсов на этих территориях является общим для более чем одной страны, как это видно на примере Аральского озера и великих рек. Поэтому жизненно важные проекты, такие как использование водных ресурсов, создание транспортных коридоров и энергетические проекты, требуют тесного сотрудничества между государствами региона.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Туранская территория, которая образует центр континентальной Евразии по осям север-юг и восток-запад, часто имеет важное стратегическое значение с геополитической точки зрения. В частности, регион среднеазиатских республик представляет собой своеобразную «точку равновесия» между великими державами (США, Россией и Китаем). Поскольку этот регион также имеет большое значение для мира во всем мире и мирового суверенитета, с первых геополитических теорий его называли «хартленд» (сердце мира). С геополитической точки зрения Афганистан также следует рассматривать в рамках этого региона.

Соперничество России и Китая в регионе — общеизвестный факт, и своевременная интеграция государств между этими двумя регионами для образования Туранского союза может внести важнейший вклад в дело мира во всем мире.

С точки зрения геополитики и мира во всем мире Центральная Азия имеет интересную особенность: силы, пришедшие сюда извне, не могли установить постоянный суверенитет, но государства, возникшие из региона, выросли за короткое время и обеспечили постоянную мирную среду, влияя на окружающий регион. Например, армии Александра, известного как первая из иностранных держав, пришедших в регион, быстро вторглись в некоторые из этих земель, но не смогли доминировать над ними и оказать длительное влияние на народы и культуры региона.

Положение России, пришедшей в регион в Новое время и установившей на время суверенитет, не сильно отличается. Существовали две важные причины доминирования России в регионе:

1. Русское государство с центром в Москве развивалось в значительной степени под тюрко-монгольским влиянием, и его экспансия в восточном и южном направлениях также происходила за счет элиты и купечества турецкого происхождения.

2. Отсутствие в регионе централизованного государства и наличие множества мелких государственных структур затрудняло борьбу с инородцами. Исторически Россия не могла оставаться на этих землях очень долго. Сегодня, хотя Россия и пытается действовать здесь как государство, русское население постепенно покидает регион.

Несмотря на неспособность иностранцев взять регион под суверенитет, государства, образовавшиеся в этом регионе, быстро разрослись за очень короткое время и расширились за пределы границ и обеспечили установление мирной обстановки, затронувшей всю Азию. Эту характеристику туранских государств мы можем наблюдать во времена гуннов, которые основали первое известное великое государство региона, а также в периоды гоктюрков, хазар, караханидов, газневидов, Чингисхана и т. д. Историки сходятся во мнении, что Шелковый путь, источник жизненной силы мировой экономики, процветал в периоды господства этих великих государств. Средневековые источники часто упоминают мир и экономическое развитие, царившие в регионе во времена правления этих государств.

РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Центральноазиатские государства Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан имеют общие границы с Афганистаном, который уже много лет является очагом религиозного неспокойствия. Один только этот пример демонстрирует важность тесного сотрудничества в области безопасности. В то же время, несмотря на их дружескую риторику, интеграция государств между Россией и Китаем важна для того, чтобы не допустить эскалации соперничества между этими двумя государствами до более жестких размеров.

На первом этапе процесса интеграции туранских государств необходимо развивать проекты сотрудничества, охватывающие все страны, продвигать этот процесс, создавать общие институты в плане управления и доводить централизацию до уровня полного партнерства. Области сотрудничества, которые необходимо развивать на данном этапе, обсуждаются ниже под основными заголовками:

ФАЗА 1

Свободное перемещение товаров и услуг, людей и капитала по региону:

Это один из важнейших вызовов и препятствий, стоящих сегодня перед экономикой, культурой, демографией и политическим миром в Туране в целом и в Центральной Азии в частности. Свободное передвижение в этом регионе необходимо больше, чем в любой другой части мира, и стоит более остро. Ибо здесь границы часто разделяют не разные народы и культуры, а части одного народа, одних родов и даже одних семей. Свободное передвижение по всем направлениям является фундаментальным условием региональной интеграции.

Создание региональных логистических коридоров/транспортных маршрутов:

Отсутствие морских путей в регионе обуславливает необходимость развития транспорта и транспорта в соответствии с условиями региона. Существующая инфраструктура в этой области недостаточна и должна быть обновлена как можно скорее в соответствии с сегодняшними потребностями и условиями.

Сотрудничество в оборонной и военной сферах и разработка общей стратегии:

Одним из факторов, негативно влияющих на интеграцию стран Центральной Азии, является использование военной техники российского производства, т. е. вооруженные силы Центральной Азии зависят от поставок боеприпасов и запчастей из Российской Федерации. Прекращение этой зависимости способствовало бы экономической и политической независимости региональных государств, а также процессу региональной интеграции.

Кроме того, регион долгое время находился под угрозой терроризма с юга. Время от времени радикальные шовинистические круги в России также озвучивали угрозы в адрес региона. Хотя они считаются маргинальными группами, они могут вызвать серьезные проблемы в будущем. Есть и другие конфликтные зоны (на Кавказе и в Анатолии), которые до сих пор существуют по всему Турану. Известно также, что государства Центральной Азии имеют пограничные споры с Россией и Китаем. Все это требует сотрудничества в области обороны для устранения существующих угроз и применения силы сдерживания. Это сотрудничество должно охватывать оборонную промышленность, военную подготовку, совместные военные учения и совместные операции.

Укрепление и гармонизация энергетического сотрудничества:

Регион богат энергетическими ресурсами; развита добыча нефти, природного газа и электроэнергии. Однако эти ресурсы распределены неравномерно и варьируются от страны к стране.

Разработка региональной системы представления данных:

Эта система является одним из ключевых факторов интеграции. В процессе разработки может быть установлен общий механизм надзора и управления.

Создание региональной банковской сети (РБС):

В процессе достижения экономической интеграции очень важна банковская составляющая работы. РБС позволит наладить долгосрочное сотрудничество на принципах равноправия, добровольности и взаимной выгоды, основанных на общепринятой международной банковской практике. Указанные направления партнерства включают финансирование совместных инвестиционных проектов и экспортных операций (условия оговариваются в каждом индивидуальном случае), обмен опытом, в том числе семинары и бизнес-форумы, регулярные консультации по вопросам, представляющим взаимный интерес, постоянный обмен информацией о потенциальных клиентах и подготовку отчетов о перспективных проектах и рисках, связанных с их реализацией. Опыт турецкой банковской системы может быть использован в процессе развития банковского дела, создания совместных сетей.

Создание таможенного союза:

Таможенный союз будет стоять на повестке дня с самого начала интеграционного процесса и является одним из его важнейших принципов. Приоритет должен отдаваться таможенному союзу, чтобы ускорить процессы производства товаров, импорта и экспорта и дать возможность экономикам региона работать и развиваться более эффективно, а также создать инфраструктуру для дальнейшего партнерства. Поэтому региональные отношения, складывающиеся в процессе перевозки товаров, развитие отношений в таможенной сфере будут осуществляться на основе следующих общих принципов, признанных международным правом:

— Поддержка развития региональных экономических связей;
— Справедливое использование преимуществ международного разделения труда;
— Поддержка экономического роста развивающихся стран;
— Предоставление таможенных преференций менее развитым странам;
— Взаимодействие в борьбе с контрабандой и иными таможенными правонарушениями;
— Разработка организационного механизма регионального таможенного сотрудничества;
— Либерализация международной торговли.

Подготовка инфраструктуры для введения единой валюты:

Введение единой валюты на более позднем этапе неизбежно. Поэтому на начальном этапе хозяйственная работа должна вестись с учетом этого. Центральная Азия исторически является страной, где были изобретены бумажные деньги, и сегодня новая общая валюта могла бы стать важным фактором и символом региональной интеграции, а также стимулом региональной торговли.

Развитие программ академического и образовательного обмена (включая написание учебников по общей истории, языку, культуре, географии и т. д.):

Хотя в настоящее время идет интенсивный обмен студентами между тюркскими государствами в сфере образования, особенно с Турцией, есть и серьезные проблемы. Прежде всего, учебные программы, применяемые в школьных и университетских программах, сильно различаются, и необходимо наладить тесное сотрудничество по таким вопросам, как структура и управление университетами и набор студентов. Проблемы со взаимным признанием дипломов должны быть устранены.

Институционализировать региональное сотрудничество в области науки, культуры и спорта, организовать олимпиады и соревнования:

Культурные и спортивные мероприятия должны быть организованы как фестивали, на которых демонстрируются и укрепляются традиционные туранские культурные ценности, и они должны способствовать развитию личностей мирового уровня. В сфере культуры следует отдавать приоритет общим культурным традициям, а местные ценности следует защищать и поощрять к выживанию. В области науки следует отдавать приоритет совместным проектам, создавать совместные научные журналы и издательства.

Сотрудничество в области СМИ и телекоммуникаций:

Сотрудничество в этой области должно привести к созданию совместных вещательных компаний, в частности совместных телевизионных каналов, а также совместных журналов, газет и сетей социальных сетей для содействия процессу интеграции. Со временем следует приложить усилия для того, чтобы эти средства массовой информации использовали общеупотребительный турецкий язык.

Бессмысленно говорить о тюркском единстве, не создавая чувства братства между тюркскими народами. Сериалы, снятые в Турции, популярны в тюркском мире. Возможна поддержка производства таких сериалов в других тюркских республиках и их распространение в тюркском мире. Кроме того, содержание сериала должно быть более скрупулезным в трактовке тюркского единства.

Определение средних стратегий по перемещению населения и внутренней миграции:

Демографические процессы привели к росту населения в Центральной Азии, и если в Казахстане это не так проблематично из-за размеров территории, то в Узбекистане и Кыргызстане рост населения является важным политическим и экономическим фактором, особенно в Ферганской долине. В то же время из-за распространения славянского населения в северо-восточных районах Казахстана наблюдается отрицательный прирост населения. Один из принципов интеграции должен выражаться в переброске избыточной рабочей силы из относительно густонаселенных регионов в нуждающиеся, в том числе переселенческой.

ФАЗА 2

Второй этап модели предполагает институционализацию туранской интеграции и создание зонтичных органов. На этом этапе будут завершены политические, административные, экономические, культурные и иные аспекты объединения. Они послужат делу полнокровной туранской интеграции.

Учреждения, которые должны быть созданы на этом этапе:

— Парламент Турана
— Армия/Объединенные вооруженные силы Турана
— Центральный банк
— В зависимости от потребностей также должны быть созданы такие организации, как советы, комитеты, институты и т. д., которые будут осуществлять деятельность по различным темам.

Вышеизложенное является условиями создания Туранского союза в сегодняшних условиях. Конечно, здесь можно сделать много дополнений. Мы выделили только основные позиции и считаем уместным остановиться отдельно на некоторых вопросах, выходящих за их рамки.

Мы должны трезво и объективно оценить реакцию мирового сообщества на проект создания Туранского союза. Посмотреть, кто содействует интеграционным процессам, а кто препятствует их ходу.

Когда мы говорим о туранской интеграции, мы, конечно же, имеем в виду конфедеративное объединение, основанное на свободной воле/добровольности полностью независимых государств. Кроме того, специальные статусы (членство в рамках определенных партнерств, членство в качестве наблюдателя, частичное членство) также могут быть созданы для государств, которые не являются/не могут/не хотят быть полноправными членами союза, но хотят внести свой вклад.

В рамках этого союза права всех государств-членов, регионов и сообществ будут соблюдаться в равной степени и неукоснительно.

Будут приложены все усилия для сохранения традиционных ценностей всех общин, принадлежащих к разным языкам, религиям и этническому происхождению в рамках Союза, создано необходимое правовое законодательство. В целом будут уважаться исторические, религиозные и культурные особенности стран и обществ. Под эгидой Туранского союза ни один регион, сообщество или отдельное лицо не будет подвергаться дискриминации по признаку этнической, языковой или религиозной принадлежности. Эти свободы, естественно, найдут свое отражение в правовой системе Туранского союза.

В Союзе к государствам будут относиться одинаково, и граждане будут пользоваться всеми правами и свободами в равной степени.

В сегодняшних условиях для Туранского Союза нет никаких правовых, экономических, политических или социальных препятствий. В конституциях и законодательстве государств, предусматривающих вступление в Союз, нет положений, препятствующих этому. Более того, все эти правовые документы предусматривают, что эти государства могут сотрудничать и вступать в союзы с другими странами.

Экономический потенциал стран, которые войдут в состав Союза Туран, в целом высок, однако управленческие и экономические предпочтения некоторых государств препятствуют реализации этого потенциала. В случае их включения в Союз у них появится возможность воспользоваться опытом других стран-членов и преодолеть существующие проблемы в рамках экономической интеграции.

В политическом плане государственные структуры рассматриваемых стран практически одинаковы. Хотя есть некоторые отличия, почти все они имеют президентскую форму правления. Другие элементы политической структуры мало чем отличаются. Эти различия могут быть легко преодолены в будущем путем незначительных изменений в избирательных системах и разделении властей.

Социальный фон Туранского союза оставляет куда более положительное впечатление. Общественное мнение в этих странах уже давно складывается в пользу такого союза. Многие партии в этих странах (включая правящие партии) либо интегрировали этот вопрос в свои программы, либо уделяют ему особое внимание в своей повседневной деятельности. Помимо политических партий в этом направлении работают и многие неправительственные организации. Особенно в виртуальном мире, в группах социальных сетей и в публикациях, посвященных исключительно этому вопросу, и он обсуждается все настойчивее.

В этом контексте не будет ошибкой сказать, что Туранский союз создан на широкой социальной базе. В каждом уголке огромного туранского мира миллионы людей в сотнях общественных организаций, особенно среди молодого поколения, каждый день обмениваются мнениями по этому вопросу. Поэтому можно смело сказать, что серьезных препятствий для создания Туранского союза для соответствующих государств нет.

Поскольку это так, то необходимо ответить на другой вопрос: подходит ли исторический опыт туранских народов для установления и поддержания такого союза? На него можно ответить как угодно, но если обратиться к истории и географии, то этот ответ станет более весомым. Поскольку основу Туранского союза предполагалось сформировать тюркскими общинами, особенно на первом этапе основания, мы рассмотрим данную проблему в этом контексте.

География Турана была частично затронута выше. Здесь необходимо коснуться еще одной стороны вопроса. Все государства Туранского региона имеют географические границы друг с другом. Иными словами, когда дело доходит до образования союза между ними, то нет никаких политических границ, которые могли бы этому помешать. Кроме того, существующие государственные границы часто делят одних и тех же людей на части.

Практически в каждом государстве региона есть значительное количество выходцев из «своего» общества, проживающих за его пределами. Так всегда бывает на границах Казахстан-Узбекистан, Узбекистан-Туркменистан, Киргизия-Казахстан, Азербайджан-Турция и т. д. И это будет преимуществом для Туранского Союза как на этапе его создания, так и на этапе его деятельности. Так как именно эти слои населения больше всего страдают от наличия существующих границ и вытекающих из них проблем. Более того, несмотря на разделение политическими границами, народы, проживающие во всех этих странах, чувствуют себя единым целым со своими другими братьями и сестрами и разделяют чувство туранского единства.

Сегодня важным вопросом является также внутреннее управление государствами туранской географии, развитие и реализация демократических принципов. На первом этапе инициатива Туранского союза не дифференцирует государства с точки зрения их структуры и характеристик управления. Будь то демократические или тоталитарные, развитые или слаборазвитые… Необходимо предпринять и успешно завершить усилия по сближению этих государств.

Одним из наиболее важных направлений по созданию профсоюзов являются реформы в политической сфере. Потому что государства с разными политическими структурами и правительствами не могут собраться вместе и сформировать особенно эффективную структуру. Как было сказано выше, существующие политические структуры мало чем отличаются друг от друга. Различия возникают в функционировании этих структур и в практиках, которые являются незаконными или раздвигают границы правосудия во многих странах.

Поскольку наличие такой практики и структур под эгидой профсоюза будет постоянным источником проблем, следует обеспечить реализацию необходимых реформ посредством консультаций по соответствующим вопросам. Политическая и общественная жизнь стран Туранского Союза должна соответствовать критериям права и демократии и не должна отступать от этих принципов. В противном случае Туранский союз запомнится не как демократия и зона мира, а как партнерство тоталитарных режимов наподобие Восточной Европы прошлого (стран Варшавского договора) и исчезнет, не успев выполнить свою историческую миссию.

Сегодня в мире есть около 250–300 миллионов тюрков. Это то число, в которое не входят тюркские общины в других государствах, которые были ассимилированы в недавней истории и забыли или вот-вот забудут свою подлинную идентичность. Тюркское население в границах туранской географии развито и квалифицировано с точки зрения здоровья, образования, профессиональных навыков, рабочей силы и т. д. Это важное преимущество с точки зрения человеческой географии для создания Туранского Союза.

Когда мы смотрим на исторические процессы, мы видим очень позитивную картину. В этом регионе, как подчеркивают многие историки и геополитики, всегда существовали государства, охватывающие весь регион. Отсутствие естественных географических преград, особенно в центральных частях Туранского мира, делало необходимым политическое объединение всего региона под крышей государства. В этом случае можно бороться с угрозами извне. В период туранских империй, основанных на этой обширной географии, регион всегда развивался, и были сделаны прорывы в области экономики, военного дела, науки, техники, культуры и искусства.

Распад великих империй и раздел региона между множеством малых государств вызвали суматоху, экономический и культурный коллапс, и в конце концов Туран в целом утратил сопротивляемость внешним силам. Как можно понять из этого, создание единого государства или конфедерации государств в той географии, о которой идет речь, есть не требование или политическая прихоть, а навязанная историей и географией необходимость.

В истории, как и в наши дни, постоянные раздоры между малыми государствами приводили к краху региона и наносили ущерб мировой экономике и миру. В таких ситуациях на первый план выходят этнические, языковые, религиозные и политические различия интересов, намеренно или нет, и в регионе нет мира и процветания.

Одной из важнейших характеристик великих туранских империй можно назвать терпимость в этнической и религиозной сферах. Если племена под покровительством этих государств, господствовавшие в регионе на протяжении долгих веков, даже тысячелетий, сохраняли свои культурные особенности, язык и верования до современной эпохи, то есть до проникновения в регион инородных элементов, то в основе этого лежит среда толерантности.

Как в землях тюркских царей, так и при их дворах жило много людей, говоривших на разных языках и придерживавшихся разных верований. Важны были не эти характеристики, а их профессиональные и нравственные достоинства. Даже в пределах одного рода или племени были люди, исповедовавшие разные религии и жившие по их правилам. Эта атмосфера толерантности обеспечивала мир и материальное благополучие Турана.

Как и многие другие народы, разделяющие туранскую географию, тюрки тоже были знакомы со многими религиями на протяжении всей истории, и время от времени они принимали эти религии большими массами. Они всегда были верны своим религиям и искренне им преданы. Но ни при каких обстоятельствах они не вмешивались в верования других. Их подход к религиозной терпимости не изменился и в период после принятия ислама.

Ни в один исторический период и ни в одном уголке Турана никого не принуждали к обращению к вере. Так было до тех пор, пока в регион не вошли иностранцы. Приход иностранных элементов в регион принес с собой миссионерскую деятельность, на коренные туранские племена оказывалось религиозное давление. В советский период людей заставляли отказаться от своей религии и стать атеистами, и коммунисты в какой-то степени добились своих целей. Одной из причин религиозных конфликтов в регионе сегодня являются практики, проводившиеся в этот атеистический период.

Мирная атмосфера в регионе в период великих туранских империй также повлияла на соседние регионы, и были длительные периоды экономического и культурного развития. Исходя из этих соображений, значительная часть проблем, существующих сегодня в туранской географии и в мире, проистекает из наблюдаемой в регионе фрагментарной структуры. Объединение государств этих регионов под одной крышей позволит легко преодолеть эти проблемы.

Для бесперебойного функционирования процессов между государствами Евразийского материка от Северо-Западной Европы до Юго-Восточной Азии центральная часть Евразийского материка должна находиться в мире. Это геополитический костяк Евразии. Укрепление хребта приведет к расслаблению периферии. В результате будет исключен геополитический распад великих держав, укрепление политического и экономического баланса в регионе, установление внутреннего мира и демократии.

Туранское единство означает более безопасный, более процветающий, более мирный и более развитый мир.

Центральная Азия — это ключ к миру во всем мире.

Об интеграции Тюркского Мира и препятствии перед ней

Да, понемногу начал проявляться силуэт единства тюркского мира, о котором мы мечтали в 70-х, 80-х и 90-х годах. Это, безусловно, можно объяснить балансом сил в мире, смещением камней, обеспечивающих геостратегическое равновесие, а по сути, наступлением того, что неминуемо должно произойти.

Для создания Союза Тюркских Государств очень важна стабильность в Центральной Азии, являющейся хребтом тюркского мира.

К сожалению, нестабильность, продолжающаяся уже 33 года на юге этой террритории, затрагивает весь регион. Я имею в виду гражданскую войну в Афганистане. Пока продолжается эта нестабильность, интеграция тюркского мира невозможна.
Приведу отрывок из статьи, написанной мною двадцать один год назад (11.11.2001).

«…В конечном счете, государства — как и люди- существа, судьбы которых предопределены. У них тоже есть определенный срок жизни. Государство, у которого истек этот срок, не возможно удержать в жизни ничем. Советский Союз тпму пример. Афганистан, который когда-то был создан как буферное государство Великобританией и Российской империей, вроде заканчивает свой срок. Многих это несомненно разозлит, но придётся признать: Афганистан — это „больной человек“ Центральной Азии. Если вы хотите добра этому больному, не пытайтесь удерживать его военными или экономическими гашишами. Ясно что это государство в его нынешнем унитарном виде жить не может. На этой территории может быть нужно построить новую форму государства, например, Конфедерацию Афганистан.

Но если Афганистан является федеративным или конфедеративным государством, то не нужно паниковать.  Конечно, западные страны считают, что пока Афганистан является унитарной страной, с его территории будет легко экспортировать нефть, газ и другие энергоносители. А если там будет несколко государств регион потеряет транзитный статус. А на самом деле если в регион придёт мир и стабильность, транзитных проблем не останется вообще.

В любом другом случае, сценарий событий не изменится: как пуштуны, таджики, узбеки и хазарейцы нападали друг на друга после ухода Советской Армии из Кабула, так же эти народы будут нападать друг на друга и после ухода Америки».

Да, через 21 года после публикации этой статьи, Америка ушла из Афганистана, и этнические группы уже вступают в новую фазу междоусобной войны.

На этот раз вооруженная оппозиция, состоящая в основном из таджиков, выступает в качестве силы в войне против правительства Талибов.

На этот раз за правительством Талибов стоит Китай, а за таджиками, которые считаются оппозиционной этому правительству силой — США.

В то время как Китай поддерживает Талибан против собственного сепаратистского уйгурского национального движения, Соединенные Штаты пытаются установить свой контроль, который не смогли установить за 21 год, с помощью таджикской оппозиции.

То есть с тех пор, как Советская армия покинула Афганистан, в этой несчастной стране ничего не изменилось: война, война, война.

Единственный способ остановить эту войну — спасти Афганистан от его унитарной формы и преобразовать его в формат Конфедеративного государства. После создания пуштунского, таджикского, узбекского и хазарейского государств они могут объединиться на конфедеративных началах.

Мечты о том, что «в Афганистане воцарится мир, если пуштунской гегемонии придет конец», беспочвенны. Потому что даже если на смену пуштуна придет таджикская гегемония, ситуация останется прежней. В целом вообще нельзя допускать гегемонии какой-либо национальной группы. А это возможно только ресурсами государств, которые эти группировки построят на своей территории.

МОЁ ПЛЕМЯ

Это моё племя!
Тысячи лет оно скакало по степям Турана,
Завоевывая четыре стороны света, побеждая и терпя поражения,
Славное и благородное моё племя!

Основало каганаты, угрожало императору Рума,
Воздвигнув Хорезмскую империю,
Заставило Багдад читать хутбу на своё имя,
Это моё племя!

Затем оно поддалось высокомерию и было разбито монголами,
Переправившись через Амударью,
Показал кулак с того берега Чингизхану
Мой храбрый, султанский род!

Остановили Тохтамыша, подарили русским государство,
Ими был взят в плен Баязит,
Отсрочили  завоевание Стамбула на полсотню лет.
Загордились, что это победа, о, простодушное моё племя!

Не разделив Самарканд между собой:
Один от рук хазар погиб,
В Кабуле умер другой,
Они из моего племени, истории изгиб!

Когда Туркестан был захвачен Россией,
один из Бухары,
второй из Кокандa,
а третий из Хивы, затягивая чилим,
наблюдали за поражением брата.
Моё племя, любители аскии и шуток!

Когда их сыновья, поднявшись с колен,
Взяли оружие и шли на бой ночами
За религию, за родину, за честь,
Мой умный народ назвал их «басмачами»!

И тех, горсточку фидаинов-джадидов,
Не смогло прижать к груди моё племя,
И писали они оды своему палачу, а тех, кто не писал,
Назвали «предателем». И это моё племя!

И, сочувствуя этой беде, и, желая,
Предотвратить повтора вчерашней трагедии,
Попробовал было снять ярмо с шеи моего племени,
А оно, не ведая об этом, кусает длани мои.

(авторский перевод с турецкого)

МУХАММАД САЛИХ

Наверх