Вода в Центральной Азии: мир или война?

Данная информационно-аналитическая статья посвящена проблемам с питьевой и поливной водой в большом регионе Центральной Азии, надвигающегося нового крупномасштабного экологического кризиса и путей выхода из него для постсоветских стран ЦА.

Текст подготовлен на основе изучения и анализа материалов международных конференций и круглых столов по вопросам экологии ЦА за последние несколько лет.

Войны за воду в Центральной Азии

В регионе Центральная Азия вода ещё до начала глобального потепления климата была в дефиците.
Ещё в советские времена огромные массы пресной воды расходовались на полив рисовых и хлопковых полей, а также зерновых культур, обеспечивавших сельхозпродукцией все население СССР и шедших на экспорт. В результате этого произошло стремительное высыхание Аральского моря, ставшее первой полномасштабной региональной экологической катастрофой.

Ситуацию усугубляет глобальное потепление на планете. Повышение температуры воздуха за последние годы привело к интенсивному таянию ледников в горах Центральной Азии.
Ледники являются единственным резервом пресной воды в регионе. Уменьшение площади ледников автоматически ведёт к увеличению площади пустынь и засушливых степей, как прогнозируют эксперты ООН.

Уже в настоящее время в регионе идут военные, политические и прочие конфликты из-за раздела воды между государствами. Особенно это касается таких стран, как Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан.

Причем, чем меньше воды в реках и водохранилищах, тем сильнее становится трансграничный конфликт.

Если раньше принято было говорить о войнах между странами по причине «крови и почвы» ,то сегодня к этому можно смело добавить также «воду и почву».

Последнее хорошо просматривается на примере новейших острых приграничных конфликтов с применением огневого залпа между Кыргызстаном и Таджикистаном, и пока ещё не переросших в горячую стадию межграничные территориальные споры между Кыргызстаном и Узбекистаном, где идёт попытка обмена земли на воду.
Хотя эти материи нельзя рассматривать по отдельности в регионе со 100% поливным земледелием. Земля без полива не представляет ценности для жизнеобеспечения людей.

Из истории земле,  и водопользования в регионе

И первое, и второе достались в наследство от СССР, когда границы между тогдашними союзными республиками советской Средней Азии были очерчены и по водным магистралям(рекам, каналам, арыкам, по водозаборам и водохранилищам).

В советские времена все конфликты удавалось разрешать путем взаимного обмена, например, когда пастбищные угодья одной республики отдавались в многолетнюю аренду за эксплуатацию водных резервуаров другой республики. Между республиками составлялись долгосрочные договоры об аренде земли или водных ресурсов в разные времена и на различные сроки.

Но после распада СССР в 1991 г. и вместе с ним раскола единого регионального хозяйственно-экономического комплекса, эти многочисленные договорные документы предусматривавшие исключительно мирным путём взаимовыгодного обмена воды на территории пастбищных угодий, решение всех приграничных хозяйственных вопросов, превратились в свою противоположность.

И в условиях нарастающего земельно-водного кризиса в регионе вышеуказанные страны, ставшие теперь суверенными государствами, стали выдвигать друг другу претензии на права единоличного обладания тем или другим, то есть водными или земельными ресурсами на трансграничных территориях.
Вопросы демаркации и делимитации межгосударственных границ между странами ЦА ещё далеки от своего завершения.
И межправительственные переговоры, затянувшиеся на долгие десятилетия, стали перерастать из характерных дипломатических межведомственных споров в стадию открытых военных угроз и военных нападений с применением огневой силы.
В результате их жертвами стали десятки тысяч мирных жителей приграничья, вынужденных спасаться бегством, и потерявших свой кров и имущество, а также лишившиеся навсегда своих близких и родных.

Больше населения и меньше воды

Неоспоримо то, что доступ к водным источникам является базовой предпосылкой для жизни всего живого на земле. Вода не может быть заменена никаким другим элементом. А ее становится все меньше в Центральной Азии, между тем, как население региона неуклонно растет.

Поэтому ещё вчера появилась насущная потребность выработка совместного долгосрочного водного менеджмента в регионе, что будет способствовать гармоничному функционированию не только всей экосистемы, но и нормальному развитию социально-экономической и политической систем без войн и межэтнических межгосударственных конфликтов в ЦА.
Тем более, что эксперты ООН считают, что вызовом человечеству в 21 веке является предотвращение конфликтов из-за пользования ресурсами пресной воды.

Надо заметить, что регион ЦА все ещё богат водными ресурсами. Однако вода распределена крайне неравномерно между различными климатическими зонами. Потребность в воде колеблется от сезона к сезону, от региона к региону и зависит от экономических нужд отдельно взятой республики.

Из всего этого вытекают противоречивые интересы разных заинтересованных сторон, напрямую отражаясь в политической, экономической и социальных сферах, ведя к усилению общего политического и социального напряжения в регионе. Это в конечном итоге может вылиться в полномасштабный открытый военно-политический конфликт в самом обозримом будущем.

Текущий острый кризис, вызванный реальным водным дефицитом, по большому счету является результатом отсутствия нового долгосрочного и эффективного водного менеджмента для всего региона. Здесь необходимо развивать скорейшее трансграничное региональное сотрудничество.

Нужна кооперация и международное сотрудничество

В этом плане Европейский Союз готов поддержать и обеспечивать правительства центрально-азиатских республик новейшими ноу-хау в эксплуатации водных ресурсов и новой техникой с целью предотвращения назревающих конфликтов из-за нерачительного распределения водных резервов региона.

Так, в рамках обсуждения проблем по водопользованию и выработке общих согласованных действий в 2013 г. в Берлине прошел ряд семинаров и конференций по водной кооперации в Центральной Азии. В них среди прочего обсуждались вопросы участия немецкой стороны в решении вопросов водораздела и водопользования.
В настоящее время более, чем 50 немецких фирм и организаций проявили свою заинтересованность в кооперации.
По мнению немецкого эксперта Hinrich Thölken, тема развития широкой региональной кооперции в области водного менеджмента становится одним из краеугольных камней германской внешней политики в ЦА.

Другой немецкий эксперт Matthias Kramer полагает, что Центральная Азия по оценке Международного совета по оценке климатических изменений IPCC особенно сильно страдает из-за последствий мирового потепления климата и связанного с этим изменений в круговороте воды в атмосфере земли. Уже сегодня огромный район вокруг Аральского моря перестал быть жизнеспособным. Он просто обезлюдел.

Однако растущий дефицит воды в регионе связан не только с изменениями в природе, но является результатом социального действия. Воды все ещё достаточно в регионе. Вся проблема в неравномерном распределении водных ресурсов.

Дело ещё заключается в отсутствии правовой нормативной базы, которая регулировала бы справедливое и эффективное распределение водных резервов между всеми республиками.
Таким образом, регион страдает главным образом из-за острого кризиса водного управления.
Например, Германия как технически, так и морально хорошо подготовлена к долгосрочному сотрудничеству с республиками ЦА в области водного менеджмента. Требуется политическая воля руководителей стран ЦА к взаимодействию.
Для этого есть все основания. Так, за последние годы Германия выбилась на передовые рубежи по развитию водной инфраструктуры и водного сектора экономики. Она стала ведущей страной в мире по развитию и производству водной техники.

Согласно разностороннему анализу, проведенному немецким экспертом по ЦА, Dr. Uwe Halbach из «Stiftung Wissenschaft und Politik Berlin», следует, что в регионе существуют и углубляются смертельно пораженные экологические зоны. И для борьбы с ними неизбежно требуется тесная региональная интеграция и кооперация. Просто в одиночку с такими масштабными проблемам отдельно взятые республики сами справиться не смогут.

Экологическое наследие СССР

Советская власть в ЦА оставила в наследство молодым государствам огромные экологические проблемы. Южная часть региона являлась хлопковой колонией большой державы, а степные зоны Казахстана использовались как зона для испытания ядерного оружия.

Но в центре современной экологической катастрофы стоит Аральское море. Раннее Арал занимал 4 место в мире по закрытым резервуарам воды. В настоящее же время от прежних размеров почти ничего не осталось. Гигантское озеро сократилось до ¼ части от старой площади и содержит лишь 10-ую часть от былых водных ресурсов. В настоящее время вокруг него расширяется зона пустыни и засоленных степей.

Загрязненная соль разносится степным суховеем на площади, прилегающие к рекам Амударья и Сырдарья. Экологическая катастрофа постепенно распространяется на территории соседних Афганистана и Ирана. Эпицентром катастрофы остаются зоны в Каракалпакстане, в провинции Хорезм на западе Узбекистана и в провинции Дашховуз в северном Туркменистане.

ООН ещё в 1992 г. огромную площадь с населением в 4 миллиона человек объявила зоной бедствия мирового масштаба. Так, из-за нехватки пригодной пресной питьевой и поливной воды увеличилась смертность населения, особенно детская смертность. В зоне поражения увеличиваются заболевания, связанные с нарушениями в экосистеме, например, различные раковые заболевания. Но главной угрозой для существования человека является усиливающийся дефицит пресной воды.

Несмотря на заключения многочисленных межправительственных соглашений по спасению Аральского моря, состояние дел остается плачевным. Кооперация существует только в умах и на бумаге.

Все это выявило существующий глубокий конфликт и развитие дезинтеграционных процессов в пост-советской ЦА. Даже международные мероприятия по спасению зоны вокруг Арала, борьба против опустынивания и засаливания полезных площадей не дали эффекта, потому что структурные элементы составляющей проблемы остаются до сих пор не решенными.

Хлопок или вода

Главной причиной водно-экологической катастрофы в регионе ЦА было и остается массовое производство хлопка. Именно хлопковые поля забирают себе на полив большую часть водных резервов всего региона.

Сильная диспропорция в водопользовании влечет за собой также и обострение территориальной проблемы между соседними республиками.
Именно на обеспечение поливной водой хлопковых плантаций советских республик была рассчитана и построена вся система водораспределения, водно-оросительная инфраструктура региона в эпоху СССР.

Однако, до сих производство хлопка в Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане составляет львиную долю в экономике, напрямую влияя на социум и политическую властную структуру внутри этих суверенных государств.

Эти три хлопковые республики обладают различными политическими системами, но при этом во всех трёх республиках существует такое распределение власти, при котором простым фермерам даже не приходится и мечтать о разведении других культур на своей пахотной земле.
И в хлопковых республиках до того сильна «хлопковая элита», что она не даёт свободы и защиты прав фермерам против чинимого хлопкового произвола.

Эта немногочисленная элита полностью контролирует не только хлопковый сектор экономики, но и все государственные органы, включая правоохранительные и юстицию.

Переходя к предварительному заключению, можно сказать, что экологическая катастрофа в ЦА напрямую связана с нынешней экономической и политической властной структурой в республиках региона.
С методами их управлениями, характеризуемых как авторитарные или даже диктаторские, с правовой незащищенностью граждан.

И в настоящее время не приходится говорить о каких-либо современных рыночных и правовых реформах в этих странах. И это особенно касается аграрного сектора экономики хлопковых республик.

Вместе или врозь?

Между тем ни в каком другом регионе мира нет такой насущной потребности в развитии межгосударственной и межрегиональной кооперации, как в ЦА.

Именно Центральная Азия нуждается в региональной интеграции для решения водной проблемы уже давно.

Пять бывших советских республик связаны между собой общей историей, идентичностью, инфраструктурой, экономикой, географией и экологией.

Одна только острая водная проблема и вопросы пользования пахотной землёй в зонах 100% поливного земледелия должны были бы подтолкнуть правительства республик к скорейшей тесной кооперации и координации действий.
Но этого, к сожалению, не происходит. Вместо этого мы видим периодическую эскалацию трансграничных межгосударственных конфликтов с применением от подручного материала в виде камней между жителями приграничных сёл и до современного залпового орудия между государствами как главного аргумента в решении земельно-водных споров, что в итоге ни к чему хорошему не может привести.
И несмотря на усиливающуюся из года в год засуху в ЦА, государства не хотят придти к согласованным действиям относительно использования водных ресурсов.
А между тем жара в отдельных регионах ЦА достигает 4550 градусов по Цельсию. Жара держится довольно долго и нехватка питьевой и поливной воды ощущается очень сильно.
Со времени распада СССР в 1991 году прошло больше 30 лет, а бывшие республики СССР так и не смогли совместно выработать эффективные механизмы по водоразделу, которые бы всех устраивали.

Вопрос, кто виноват или что виновато в этом вопросе?

Ответы надо искать в политическом руководстве отдельно взятых республик и в своекорыстие правящих элит, чьи финансово-экономические интересы приходят в конфликт то с национальными интересами в отдельности, то с обще региональными интересами в целом.

География, кооперация и модернизация

Как известно, основными источниками транспортировки воды в регионе являются реки Амударья и Сырдарья. Они составляют около 90% всех резервов воды для полива полей. Амударья берет свое начало в Таджикистане, а Сырдарья  в Кыргызстане. Республики лежат в отрогах Тянь-Шаня. Обе реки текут через Узбекистан, Казахстан и Туркменистан и впадают в Аральское море. Ушедшая в историю единая водно-распределительная система была устроена таким образом, что Таджикистан и Кыргызстан накапливали огромные водные резервы в зимний период времени на речных дамбах. Накопленная вода в летний сезон распределялась для полива между Узбекистаном, Казахстаном и Туркменистаном. Огромные хлопковые поля одного только Узбекистана расходовали чуть ли не половину водных ресурсов в регионе.

Центрально-азиатский регион состоит из государств, которые поставляют или импортируют всю пресную воду -Таджикистан и Кыргызстан, и республик, которые её получают или экспортируют -Узбекистан, Казахстан и Туркменистан. Последние по сути зависят от двух первых в обеспечении своей водой безопасности, и должны, казалось бы в первую очередь заинтересованы в налаживании тесной региональной кооперации по совместному использованию водных источников региона.

Но почему-то этого не происходит до сих пор!

В нынешних условиях огромная распределительная система со времён СССР оказалась раздробленной и раскиданой по всем республикам и плохо функционирует. Она также морально устарела.
При таких условиях Таджикистан и Кыргызстан контролируют накопление и распределение воды во всем регионе. Однако обе республики не в состоянии своими силами поддерживать в хорошем состоянии свою водно-энергетическую инфраструктуру. И логично, что будучи по сути водными монополистами, эти республики склоняются к тому, чтобы свои водные богатства использовать и как политический капитал.

Из-за хронического недофинансирования водного сектора экономики Таджикистан, например, бывает, что вынужден пустить большую часть своих водных накоплений в электроэнергию. Благо дело республика обладает собственными гидроэлектростанциями.

Такой перевод воды в электроэнергию привел к сокращению накоплений пресной воды в дамбах на 35%. Надо заметить, что сама горная республика потребляет только 5% всех водно-энергетических ресурсов. Строительство новых дамб и электростанций в Таджикистане может решить остро стоящую энергетическую проблему в республике.

В результате распада единой советской водной распределительной системы и хронического недофинансирования по данным ЮНЕСКО около 87% территории Узбекистана находится в зоне острого дефицита воды.

Так, летом в Ташкенте или в Бишкеке можно наблюдать высохшие арыки и фонтаны. Жители идут покупать воду в госучреждения или в частные фирмы, чтобы утолить свою жажду. Водную проблему в Узбекистане ухудшает позиция Таджикистана, который отказывается отпускать больше воды в реки, текущие в Узбекистан, поскольку население этой республики все больше и больше само страдает от нехватки пресной воды.

Конфликт интересов здесь очевиден.
До сего времени неоднократно предпринимавшиеся попытки Таджикистана и Кыргызстана склонить своих богатых энергоресурсами соседей к совместному финансированию обще региональной водной инфраструктуры заканчивались безрезультатно.

Так, Узбекистан и Туркменистан отклонили предложение водных республик выплачивать дополнительный налог на водопользование для обновления инфраструктуры.

Несмотря на многочисленные провалы, Таджикистан выдвигал инициативу по созданию обще регионального водного консорциума, что должно решить водно-энергетические проблемы в регионе.

Такую инициативу полностью поддержал только Кыргызстан. Казахстан выразил юридически не обязывающее согласие со-финансировать проект по модернизации водно-энергетической инфраструктуры в Таджикистане и Кыргызстане. Узбекистан отверг такую инициативу в корне. Дело в том, что руководство в Ташкенте опасается, что реализация таких планов может в дальнейшем привести к потере лидерства в регионе.

По словам таджикских экпертов (Султон Рахимов) Таджикистан располагает огромными водными ресурсами и потому обладает большим потенциалом в этом секторе экономики. Однако по причине таяния ледников и морально устаревшей инфраструктуры ресурсы воды не могут быть эффективно использованы. И для улучшения ситуации Таджикистану неотложно требуются инвестиции в данный сектор экономики и широкая международная кооперация для модернизации техники и технологий орошения и водораспределения.

Посему Таджикистан находит сотрудничество с Евросоюзом, и в частности, с Германией в сфере водного менеджмента своевременным и реальным выходом из кризиса.
Кыргызстанский эксперт Эсен Жусуматов находит много схожих точек в ситуации с водопользованием и водораспределением в родной стране и в соседнем Таджикистане.

Общими условиями являются высокогорный ландшафт и усиление процесса высыхания почв и распространение засухи в обеих странах.

По мнению кыргызской стороны важным отправным пунктом для сотрудничества между Кыргызстаном и Германией может являться развитие оросительной инфраструктуры. Здесь Германия безусловно может помочь с поставкой современных технологий, считает кыргызский эксперт.
В текущее время эта горная республика сталкивается с вопросом обновления всей мелиорационной системы. Причина здесь  старая советская инфраструктура, техника и объекты сильно изношены и выходят из строя. Требуются значительные капиталовложения во всю инфраструктуру. Необходимо пересмотреть всю нормативно-правовую базу в сфере водопользования.

Во многих регионах Кыргызской Республики наблюдается ухудшение мелиоративного состояния орошаемых земель. Не соблюдается техника полива. Используется малопригодная для полива полей вода. Многие годы не проводится промывка посевных площадей.

Многочисленные мелкие и нерентабельные частные фермерские хозяйства, возникшие на месте когда-то крупных совместных колхозов и совхозов, не проводят требуемого улучшения орошаемых земель и не проводят реабилитацию земель. У них для этого просто нет средств.

Эти факторы неизбежно наносят ущерб экологии, ускоряют процессы заболачивания, засоления и опустынивания полезных площадей.

Итак, современное неудовлетворительное мелиоративное состояние орошаемых земель в странах ЦА обусловлено, прежде всего, дефицитом средств, направляемых в мелиоративную сферу.

В свою очередь, основными проблемами для осуществления мелиоративных мероприятий являются:

 моральная и физическая деградация всей мелиоративной инфраструктуры;
 снижение продуктивности орошаемых земель;
 снижение эффективности использования мелиорации;
 низкая эффективность системы мониторинга мелиоративного состояния;
 ухудшение мелиоративного состояния орошаемых земель;
 усиливающееся отрицательное воздействие антропогенного и техногенного характера;
 несовершенство коммуникаций, оборудования и технологий по информационному обеспечению мелиоративных мероприятий и др.

Для решения вышеуказанных проблем неотложно требуется
в институциональной сфере:

 оптимизация структуры управления мелиоративными системами;
 разграничение полномочий и ответственности и усиление координации мелиоративных отношений между субъектами;
 усиление мер по государственному контролю за рациональным использованием мелиоративных объектов.

В сфере охраны водных ресурсов  модернизация системы мониторинга за количеством и качеством дренажных и сбросных вод:

 упорядочение применения минеральных удобрений, гербицидов, пестицидов, дефолиантов и др., ограничение их попадания в мелиоративные объекты;
 упорядочение утилизации отходов животноводческих предприятий;
 реабилитация и развитие систем очистки сточных и коллекторно-дренажных вод с последующим возвратом для повторного использования;
 ограничение любых видов водопользования, приводящих к деградации мелиоративных объектов, загрязнению, засолению или истощению земель.

Особую тревогу вызывает состояние внутрихозяйственной части мелиоративных систем, большая часть которых после ликвидации крупных (колхозов и совхозов) и создания мелких фермерских хозяйств, оказалась бесхозной. Вследствие чего, ухудшается состояние мелиоративного фонда и мелиоративное состояние орошаемых земель по всем регионе.

При решении вышеуказанных проблем будут решаться такие проблемы, как бедность и вынужденная внутренняя и внешняя миграция среди населения, а в конечном итоге повысится здоровье нации и усилится продовольственная безопасность всего региона, считают международные и региональные эксперты.

К вышесказанному хочется добавить, что по оценкам некоторых российских экспертов, кооперация в области водопользования между ЦА и сибирскими регионами приобретают реальную почву в обозримом будущем.

Так, российские экологи прогнозируют в скором будущем постоянные большие затопления на территории азиатской части страны. Это также вызвано главным образом глобальным потеплением климата, что ведет к таянию вечной мерзлоты в Сибири, к переполнению сибирских рек и выходу воды из их русел.

Переполненные реки можно «разгрузить» отводом лишней воды по искусственно прорытым каналам, ведущим в засушливые регионы ЦА.

Таким образом, канувший в Лето недавней истории грандиозный поздне советский проект по повороту сибирских рек в ЦА, проявляет себя в новой стратегической ипостаси. Но это дело будущего.

Но в настоящее время для всех пяти республик ЦА жизненно важна совместная кооперация и выработка совместными усилиями правовых мер для решения острого водного кризиса в регионе. Все предпосылки налицо, нужна лишь политическая воля.

ЧЫНАРА ИСРАИЛОВА-ХАРЬЕХУЗЕН

Наверх