ПОИСТИНЕ

Концептуальный информационно-аналитический портал

«Приверженность и непричастность» как принцип политического нонконформизма

«3наю дела твои. Ты не холоден, не горяч. О, если бы ты был холоден или горяч!»

Если говорить о религии как о рабочей жизненной программе, следует отбросить ни к чему не обязывающие стандартные клише и удалить культурные наросты с чистой незамутненной доктрины, отказаться от подхода, продиктованного доминирующей в обществе системой ценностей.

Успех или неудача верующего в реализации своего рабства Творцу определяет ни много ни мало его вечную участь. Одна из претензий цивилизованного общества к «нетрадиционному» Исламу — такой пункт в идеологии, как «приверженность и непричастность» (устоявшийся, но, возможно, не лучший перевод арабского термина «аль-валя валь-бара»). Однако, если мы обратим исследовательский взор на теорию и практику бывших монотеистов, то обнаружим, что принцип строгого различения «свой-чужой» существовал как у представителей «древнейшей нации» — евреев, так и у христиан.

«С иноземца взыскивай, а что будет твоё у брата твоего, прости»

Вот что пишет известный автор книг, посвященных «еврейскому вопросу» Шафаревич в своем труде «Трехтысячелетняя загадка»:

«Другие народы воспринимались иудеями как поклонники ложных богов, опасные соблазнители, способные отклонить Израиль от служения истинному Богу. Утверждалась двойная мораль — отношение к язычникам, как существам иного сорта, на которых не распространяются законы, данные Израилю. Над которыми Израилю предназначено властвовать не просто по праву сильного, не в силу принадлежности к высшей культуре (как, например, понимали греки противопоставление эллинов варварам), а по воле высшей силы, не нуждающейся ни в оправдании, ни в аргументах».

Далее можно привести ссылки на источники иудейского вероучения:

«Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты бы не вкусил жертвы их.
И не бери из дочерей их жёнами сынам своим, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих. (Исход 34, 15–16)
Потому что они — Мои рабы, которых Я вывел из земли Египетской; не должно продавать их, как продают рабов.
Не господствуй над ними с жестокостью, и бойся Бога своего.
А чтобы раб твой и рабыня твоя были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у народов, которые вокруг вас.
Так же и из детей поселенцев, поселившихся у вас, можете покупать, и из племени их, которое у вас, которое у них родилось в земле вашей, и они могут быть вашей собственностью.
Можете передавать их в наследство и сынам вашим по себе, как имение; вечно владейте ими как рабами. А над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом не господствуйте с жестокостью. (Левит, 25, 42–46)
С иноземца взыскивай, а что будет твоё у брата твоего, прости. (Второзаконие, 15, 3)
Иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост. (Второзаконие, 23, 20)
И взяли в то время все города его, и предали заклятию все города, мужчин и женщин и детей, не оставили никого в живых. (Второзаконие, 2, 34)».

Можно было бы и дальше увеличивать объем статьи цитатами, благо материал для этого имеется в изобилии, если бы не было опасения оШАЛОМить впечатлительного читателя количеством крови, приходящимся на квадратный сантиметр текста.

На исторические прецеденты следования иудеями букве своего закона также нет дефицита. Они по-прежнему не растворились среди «гоев», а мировое еврейство остается одной из консолидированных сил, влияющих на происходящие в мире процессы, что является доказательством того, что они продолжают следовать заповедям Торы касательно взаимоотношений с «чужими».

«Какое согласие между Христом и Велиаром?»

Христианское учение, несмотря на внутреннюю неоднородность и забвение большинством населения постхристианских стран евангельских заповедей, также содержит многочисленные указания на свою особость и кардинально противопоставляет воцерковленных всем остальным.
Согласно Псалтырю, пророк Давид учит: «С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися (Пс. 17, 26–27)».

А вот что говорит такой христианский источник, как «учение Святых Апостолов»: Аще кто приходит к вам и сего учения не приносит, не приемлите его в дом и радоватися ему не глаголите: глаголяй бо ему радоватися сообщается делом его злым (2 Ин. 1, 10–11);
Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу (Иак. 4, 4).

Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными. Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго. Как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому, выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас (2 Кор. 6, 14–18).

К примеру, история средневековья, как периода максимального воплощения учения Отцов церкви в жизнь, пестрит установлением христианами принципа строгого разграничения между «своими и чужими». Жертвами такой демаркации, как известно, стало не только огромное количество мусульман и евреев, но и многих именующих себя христианами, однако, смотрящих на реальность взглядом, отличным от позиции официального духовенства.

«Ты не найдешь людей, которые веруют в Аллаха и в последний день, чтобы они любили тех, кто враждует с Аллахом…»

Пророк Ибрахим [Авраам] (мир ему), к которому восходят так называемые авраамические религии — фигура, согласно Корану, заложившая в основу своего вероисповедания вышеупомянутый принцип: «Прекрасным примером для вас были Ибрахим (Авраам) и те, кто был с ним. Они сказали своему народу: „Мы отрекаемся от вас и тех, кому вы поклоняетесь вместо Аллаха. Мы отвергаем вас, и между нами и вами установились вражда и ненависть навеки, пока вы не уверуете в одного Аллаха“ („Испытуемая“: 4 айят).

Один из эпитетов Корана — „аль-Фуркан“, что в переводе означает „Различение“. Причем, в этой книге оно осуществляется не только в рамках большого социума, но и внутри минимальной ячейки общества — семьи: „О те, которые уверовали! Не берите своих отцов и братьев себе в помощники и друзья, если они предпочли вере неверие. А те из вас, которые берут их себе в помощники и друзья, являются беззаконниками“ („Покаяние“: 23 айят).

Ярчайший пример оптимального исповедования Ислама — эпоха первых мусульман во главе с пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует), и позже — под руководством праведных халифов (да будет доволен ими Аллах). Та община, по причине строгого следования Корану, настаивающем на избранности мусульман, их центральности и противопоставлении остальным, добилась расширения халифата на огромные пространства.

Причем, следует сказать, что, несмотря на осуществление исламской уммой принципа „аль-валя валь-бара“ на протяжении истории, мусульмане гораздо терпимее последователей предшествующих общин относились к нонкомбатантам из числа „людей Писания“. Тем, в свою очередь, как бы объявляется „амнистия“ вплоть до Второго Пришествия Исы (мир ему), когда иудеям и христианам надо будет сделать окончательный выбор, который можно примерно выразить таким образом: одним следует признать, что Иешуа действительный пророк и обетованный мессия, другим, что Иисус не обладает божественной природой, не был распят, был вознесен живым на небо и, соответственно, воскреснет из мертвых только в день Суда. Поскольку опции будет всего две, единственная альтернатива вышеизложенному — примыкание к фальшивому мессии Даджалю (Антихристу) и его полчищу.

„Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч…“

Мера успешности той или иной общины зависит от ее соответствия божественному руководству. Когда заповеди Всевышнего составляют не только декларацию на бумаге, но и осуществляются в реальной жизни, вступает в действие универсальный закон, открывающий путь к победе. Возможно, это и стало одной из причин, по которой Аллах возвысил на время, по сути, безбожную западную цивилизацию и даровал им власть, в том числе и над мусульманами. Как говорил Ибн Таймийя: „Поистине, Аллах оказывает помощь справедливому государству, даже если это государство неверных, и оставляет без помощи несправедливое государство, даже если это государство верующих!“» («Маджмууль-фатава», 28/63).

Часто можно услышать в наше время пацифистские возгласы, призывающие к миру во всем мире. Не требуется досконально погружаться в исследование истории и политики, чтобы обличить во лжи или глупости сию позицию. В мире, где происходит перманентная конфронтация, где стороны конфликта руководствуются хищническими методами для достижения своих целей, к толерантности может призывать лишь лицемер или дурак.

Соответственно, у мусульман нет иного пути, кроме досконального изучения пути пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) и следования ему во всех нюансах жизни. Принцип различения «свой-чужой» — не есть нечто присущее лишь Исламу, им вооружаются все более менее успешные политические проекты, поскольку он входит в унисон с предопределенным установлением Всевышнего, и который работает на пользу того, кто его использует. В мире тотального пренебрежения справедливостью во имя «real politic», только Ислам остается цитаделью, имеющей перспективы и способной защитить права угнетенных перед лицом беспощадной Системы: «Аллах не запрещает вам быть добрыми и справедливыми с теми, которые не сражались с вами из-за религии и не изгоняли вас из ваших жилищ. Воистину, Аллах любит беспристрастных» («Испытуемая»: 8 айят).

ШАМИЛЬ КАЗАЛИЕВ

Расскажите друзьям:
Наверх