О кризисе текущих дней и миссии большой истории

За короткий промежуток времени произошли несколько глобальных событий. И только ленивый не дал собственный комментарий или анализ происходящему. Конечно, на повестке дня из всех значимых событий выделяются коронавирус, падение цен на нефть, падение основных индексов мировых фондовых рынков. На фоне этих событий, другие, к сожалению, не так обсуждаются глобально и уходят на второй план. Кто-то может сказать, что и эпидемии, и финансовые кризисы мы уже проходили и эти темы нам знакомы, что это есть лишь очередные вызовы, с которыми общество всегда справлялось. Тогда следует задать вопросы: как эти вызовы возникают (источник), зачем они нужны и какие выводы нам надо делать. То есть разобраться в этом как можно глубоко, исходя из политологического, социологического и самое главное метафизического анализа. Благо, по нашему твёрдому убеждению, у нас имеется в арсенале на каждый такой анализ методология и интеллектуальная база исследований Гейдара Джемаля. Исходя и основываясь на этой методологии мы можем разобраться не только в политико-экономических причинах существующих событий, но и взглянуть на проблему в контексте теологического сюжета истории, рассмотреть, так сказать, её внутреннюю сакральную природу.

Отчасти каждый такой вызов очередной раз иллюстрирует метафизику глобальных процессов по мобилизации человеческого фактора в целях капитализации человеческого ресурса — ресурса времени. Анализ сегодняшних событий не сделать, не прибегая к метафизической стороне объяснения, поскольку сама реальность, само время и история имеет несомненно метафизическую сущность. Внешнюю, поверхностную сторону проблемы оставим новостным и либерально-аналитическим каналам, она для тех, кто в этой схеме глобальной системы должен внимать как объект этой капитализации человеческого ресурса, для тех, кто является тёплой, мягкой субстанцией, питающей и дающей энергию этой ТИРАНИИ ЛЖИ. Метафизика для тех, кто хочет увидеть дальше своего носа. Её могут не принимать, её могут не понимать, но от этого она не перестаёт быть и являться связующим звеном между реальностью здесь и реальностью там.

Таким образом, возвращаясь к нашей теме анализа, а именно к мировым событиям, необходимо обратиться к концепции глобального социума, к его значению, функциям и целям. Как мы все уже знаем глобальный социум включает в себя четыре угла: угол традиционалистского мировоззрения, либерального мировоззрения, радикального (мировоззрения чистого монотеизма, основанного на авраамической традиции пророческой миссии) и угол молчаливого большинства (пассивная и преобладающая часть мировых мегаполюсов, люмпены и япии всех стран, пролы больших городов и деревень, одним словом, люди, не влияющие никак на ход истории и судьбу мира). И сегодня один из углов этого социума, а именно угол либеральных идеологий, претерпевает внутренний кризис, грозящий к слому его доминирующего положения. Кстати, одна из причин данного кризиса кроется как раз в отказе от метафизического обоснования существующей реальности и нахождения себя как единицы этой реальности в данном ракурсе.

Политико-метафизический аспект данной проблемы выглядит так, что с приходом в глобальное сознание эпохи постмодернизма, за которым кроется фундаментальный скепсис по отношению к великому деланию утопических проектов, растворяется и исчезает с этим некая центровка исторических процессов; всё выходит на банал простой спонтанной реакции, являя себя через мудрость как рефлекса, имеющую женскую природу. Конечно такое развитие как некоторая определённая деградация либерального дискурса имеет в себе основу энергии противостояния двух полюсов бытия: женского и мужского. Имеется в виду, деградация как уход человеческого сознания от некоего стержня и оси волевого импульса долга. Постмодерн не верит в субъектность воли, бежит от неё как от огня, предоставляя волю в руки хаотического движения порядка, где хаос как порядок является бессознательным алгоритмом матрицы, просто некая заданность Системы, пребывающей сама в себе как рациональная логика бытия.

Известно, что эпоха постмодерна характеризуется прежде всего пространством глобальной информации, информационным обществом, что доказывает утверждение превосходства периферии над центром, его диктат над проектным мышлением, что в свою очередь ведёт к разрушению связи единицы человеческого существа со смыслом. Таким образом, мы видим за этой эпохой тотальную деградацию всех смыслов человеческого существования, исчезновения знания как сакрального центра абсолютного смысла, связанного с пророческой миссией. Господство этой тирании хаоса начинает трещать по швам, так как отсутствие центра влечёт за собой разрушение фундамента здания этого либерально-ориентированного социума. Конечно, мы понимаем, что любая смена, тектонический сдвиг, переход от одной политико-экономической и социальной формации к другой предполагает на этой границе резкие символические события: так традиционная формация общества проходила свой слом в сторону либерального мировоззрения через время глобальных великих революций и гражданских войн с выходом на Вторую мировую войну, где окончательно утвердила свой статус мирового господства либеральная идеология.

Данный гештальт человеческой мысли глобализируется в единую систему ценностей, основанных на перспективе внутреннего существования без претензий на амбиции во включённость в исторический метапроект, связанный с эсхатологией. Модернизм и постмодернизм как два полюса одной реальности, одной либеральной идеологии сыграли на этом отрезке времени некую свою провиденциальную функцию в роли экспериментального опыта определённой утопической реальности. Идеология отыграла своё назначение и теперь стремительно сходит со сцены. Кто же просит уйти, кто же насильно выталкивает её? Отталкиваясь от того, кто является сегодня главными проектантами исторического процесса, а ими на сегодняшний день являются два клуба — либеральный и традиционалистский, то сразу можно ответить, что на роль главного оператора приходят традиционалисты. Что же сменяет идеологию либерального порядка, какая идеология приходит на смену ей, что будет характеризовать эту идеологию в перспективе её исторического утверждения как реальности?

Вкратце можно ответить, что на смену либеральных этических установок и смыслов приходят традиционные, то есть на смену (в глобальном смысле) комфорту и безопасности приходят боль и риск, как антитезы друг друга; на смену неопределённости приходит целесообразность, на смену профанизма научно-эмпирической реальности приходит мистицизм тайного знания, на смену утопическому гуманизму приходит тирания силы. Несомненно традиционно-жреческая каста избранных будет также оставаться в тени и реализовывать свою миссию в истории (в части политической и экономико-олигархической тирании и диктата с помощью новых технологий) через свою внешнюю сторону жреческой идеологии — так называемого политического постмодерна. Традиция жречества и постмодернизм в своём противостоянии сакрального и профанного имеют однако главную общую основу — оба дискурса есть манифестация женского полюса бытия как универсального и неопределённого.

Власть жречества, куда входят европейские и восточные центры аристократической традиционной знати, будет также оставаться абсолютно закрытой, реализовывая в полной мере свой формат сакральности и тайного, скрытого присутствия. А на передний план будут выдвинуты силы постлиберального мира, которые должны вызваться как блюстители интересов тайных посвящённых. На повестке дня на роль этих блюстителей по управлению хаосом сегодня стоят — с одной стороны США, с другой Китай. Управляемый хаос предполагает переформатирование всего человеческого пространства в интересах криптоиерократии через разного рода катаклизмы и катастрофы. Такое в своём роде огненное жертвоприношение Молоху и Хроносу или сегодня просто Обществу как проекции бытия.

Как уже было сказано ранее такой тектонический слом общественно-идеологических формаций несёт груз больших изменений через катастрофы глобального порядка нашей современной реальности. Что это значит? Это значит, что будет меняться политическое устройство мира по другому принципу господства и власти нежели сегодня, будет отрыто меняться структура высшей мировой власти и вслед за ней и вся остальная структура периферии (снятие политико-экономических барьеров и границ национальных бюрократических суверенитетов). Неугодные (ненужные, лишние, которые являются молчаливым большинством и пассивным человеческим материалом) и несогласные будут иметь дело с частными военными компаниями и химическими лабораториями. Сегодняшние глобальные события, связанные с вирусом, являются некой затравкой и началом к этим переменам.

На данный момент мировая элита решает вопрос с необеспеченным мировым капиталом, лопая пузыри финансово-спекулятивного мирового рынка, вышвыривая на улицу и банкротя финансовых спекулянтов и ростовщиков (и связанных с ними всех «воздушных» экономических структур), а также в следствии этого решая вопрос политического еврейского фактора (отстранения его во влиянии на мировые политико-экономические процессы, вплоть до устранения израильской государственности). За ним следует решение вопросов производственно-экономических отношений: трансформация их в следствии будущих перспектив новой мировой финансовой системы и тотального внедрения новых технологий. Ну и главное, решение вопросов политического господства, о котором мы сказали выше.

Этот процесс не долгий и не быстрый (относительно говоря). По неким сакральным летоисчислениям этот период глобальной трансформации структуры мирового порядка выпадает на период с 2020 по 2060 годы. Этот период связан напрямую с самоопределением человека, связанного с пророческой миссией провиденциального сюжета, как главного инструмента подавления тирании лжи и хаоса бытия. От нас зависит как мы это поймём и реализуем в ходе нашего сценария большой истории, определяя эту цель как реализацию смысла своего существования.

ДИНМУХАМЕД МИРЖАКЫП

Расскажите друзьям:
Наверх