В тисках еврейского террора

Категория: 
Палестинцы для израильской военщины все потенциальные террористы - и даже дети

Начало

​Израильтяне начали дробить арабские территории ещё до подписания соглашения в Осло, призванного как-то урегулировать конфликт между евреями и арабами на территориях. Почти 60% земель на западном берегу Иордана попали в ведение израильских военных и окружают все территории арабской автономии.

Что это означает? «Израиль» полностью контролирует экономическую жизнь арабских территорий. Передвижение товаров и рабочей силы идёт под плотной опекой израильских военных, у которых здесь 500 стратегических объектов на линиях коммуникаций (блокпосты, заграждения и прочее). По сути, палестинцы проживают в анклавах, существование которых даже в случае номинальной автономии («Зона, А») целиком и полностью зависит от израильтян. Эффективная блокада палестинских поселений и городов ломает сопротивление арабов оккупантам и не даёт сопротивлению координировать действия. Израильтяне используют античный опыт: римляне после завоевания Македонии нарезали страну на 40 мелких регионов и похожим образом препятствовали коммуникациям покоренных друг с другом.

КТО (контртеррористическая операция) и постоянного чрезвычайного положения уже хватает, чтобы поставить весь бизнес палестинцев на колени. Но административное деление территорий само по себе препятствует образованию полноценного внутреннего рынка и делает палестинцев зависимыми от помощи международных доноров и «Израиля». А следом за этим идут израильские разговоры о якобы неспособности палестинцев к самоорганизации и самостоятельному улучшению своей жизни.

В подобном экономическом климате логичным стало появление профессиональных решателей вопросов вроде «Yurta International Trade and Projects» — «консалтинговой» компании, основанной в 1996 году и специализирующейся на оказании консультационных услуг бизнесу, решившему оперировать на территории Палестины. У истоков компании — бывшие представители гражданских властей на территориях Дэнни Ротштильд и Гади Зохар, и сотрудник разведки (на тот момент — действующий) Самуил Эттингер. Благодаря связям в среде как израильского, так и палестинского истеблишмента «Yurta International Trade and Projects» помогала компаниям выигрывать контракты на поставку продукции и строительство по обе стороны внутренней границы между «Израилем» и территориями. Естественно, не за просто так.


Бетонная стена вдоль границы Палестинской автономии

В «Зоне A» палестинцы живут сами по себе, но анклавная природа этих территориальных образований делает местное население уязвимым перед угрозой со стороны «Израиля». За последние 11 лет «Израиль» устроил две полноценные военные операции (с бомбёжками, убитыми и уничтожением важной инфраструктуры) в одном только Секторе Газа, чего уже достаточно для разрушения местной экономики. Более того, с 2008 года «Израиль» поддерживает режим экономической блокады вокруг этой территории, что привело к падению темпов роста ВВП до минимума, несвойственного для развивающихся стран (двузначные цифры роста в таких случаях ожидаются из-за эффекта низкой базы). Снова приходит на ум аналогия с полурабами-илотами, на которых периодически нападали спартанцы с целью не дать укрепиться сопротивлению.

Разрушения, причиненные войной, и нарушения в работе единого палестинского рынка препятствуют росту промышленности, сектора услуг и, наконец, элементарной торговле. Происходит архаизация общества. Хотя формально только 13,4% палестинцев работают в сфере сельского хозяйства, фактически в аграрном секторе в той или иной форме заняты 90% населения. В тотальной нищете и полной неопределённости только земледелие даёт хоть какую-то возможность прокормиться.

Бюрократия террора

Чтобы получить разрешение на работу в «Израиле» (да и на передвижение по стране тоже), палестинцам, как упоминалось, нужен особый документ. Процесс выдачи таких «аусвайсов» максимально затруднён из соображений безопасности, и потому сейчас в «Израиле» или еврейских поселениях (для работы в которых, да, тоже нужно разрешение) трудятся всего около 100 тысяч палестинцев, из которых треть — нелегалы.

Из-за затруднений в получении рабочей визы (многие арабы попали в израильские чёрные списки и визу не получат никогда) палестинцы обращаются к посредникам, которые для оплаты услуг требуют часть трудового дохода. Размер разовой выплаты — в диапазоне от 20% до 40% зарплаты. Чёрный список составляется израильтянами не просто для отсева и мониторинга потенциальных террористов, но и чтобы избавить свои спецслужбы от работы. Люди сами — всё сами — должны доказать свою благонадежность. Палестинскому арабу приходится собирать вагон и маленькую тележку доказательств, доказывая, что «податель сего» не замешан в актах агрессии против «Израиля». Справедливости ради — после проверки полученных данных израильтяне действительно убирают невиновных из чёрного списка.

Закон суров не только на бумаге. Нелегальное пересечение границы с «Израилем» чревато смертью. В марте 2014-го израильтяне застрелили на границе 14-летнего палестинского подростка. Стреляют там на поражение.

Ножи и кибуцы

Все это приводит только к одному результату. Согласно социологическому опросу, проведенному институтом Смита Поллинга, большинство опрошенных израильтян считают, что сегодня положение с безопасностью ухудшилось по сравнению со Второй интифад​ой. Ведь если подрывы смертников во время Второй интифады случались максимум раз в месяц, то нападения с ножами осенью, особенно в октябре 2016 г., происходили чуть ли не каждый день. Лет десять назад, когда подрывались автобусы и смертники в людных местах, в целях безопасности гражданам приходилось менять свои привычки — они старались не посещать рестораны, избегать большого скопления народа и, по возможности, не пользоваться общественным транспортом. Но одно дело, когда ты отказываешь себе в ужине в ресторане, а другое — боишься вообще выходить на улицу, ведь нападения с ножами или беспорядочная стрельба происходят в различных, самых непредсказуемых местах и по всей стране. И способствует этому политика «Израиля» на оккупированных территориях, когда молодые местные арабы обречены влачить весьма жалкое существование, которое усугубляется вынужденной подчиненностью израильтянам, чувством неполноценности по отношению к евреям.

В самом «Израиле» остро встал вопрос о наборе полномочий, которыми должно наделить государство вооруженных гражданских лиц. Так, в марте 2016 г. Кнессет принял закон, согласно которому сотрудникам служб безопасности после окончания смены следует оставлять своё оружие при себе. Это привело к тому, что ежедневно на улицах «Израиля» находится на 50 тыс. стволов больше, чем до принятия закона.


Исмаил Хания и Махмуд Аббас: и вместе и врозь

Этот фактор возможного применения оружия при даже кажущейся угрозы со стороны араба, ещё больше ограничил права каждого из палестинцев. И всё это происходит на фоне замирительных заявлений ХАМАС о прекращении вооруженной борьбы и зависимой от «Израиля» политике ФАТХ. Да фактически и не было какого-то единого фронта сопротивления палестинцев оккупации. Палестинское общество сегодня в условиях кризиса и находится «под управлением» двух правительств — на Западном берегу р. Иордан (в Рамалле) и в Секторе Газа (в Газе), — по сей день оспаривающих друг у друга право контроля (в случае с ФАТХ восстановление контроля) над осколками палестинских территорий. Существуют ли в принципе основания говорить о сплоченном народе, устремленном к решению даже узконациональных задач? Едва ли. Ситуация осложняется чрезмерной социальной неоднородностью как израильского, так и палестинского общества.

При этом наметился спад в общественной поддержке ХАМАС и его лидера, кандидата в президенты — Исмаила Хании. Большинство палестинцев также рассматривают Палестинскую национальную автономию в качестве бремени для народа и считают институты ПНА коррумпированными. Характерно, что самой популярной фигурой в палестинском обществе на сегодняшний день является не Хания и не Аббас, а Марван Баргути, отбывающий пожизненное заключение в израильской тюрьме.

На этом фоне в среде палестинской молодежи наметились две основные тенденции. Многие, не видя перспектив, хотят уехать в Европу или Турцию. Там тоже не сахар, но хоть какая-то надежда на безбедное существование, подкрепленное мифом об Европе как некой «золотой земле», где текут молочные реки и берега из киселя. Это не может не вызывать восторг у еврейских поселенцев, которые спят и видят как они отжимают очередной кусок арабской земли и делают там свои кибуцы по выращиванию картошки. Но есть и другие. Всё большую популярность набирают радикальные и бескомпромиссные идеи борьбы с кибуцами и их владельцами. Такая молодежь в Европу не спешит. У них и дома есть чем заняться.` 

Константин РОМЕЛЬ

10.10.2017

Понравился материал - поддержите нас