Ангелы и демоны революции

Сериалы, которые были показаны на двух государственных каналах России, к столетию 1917 года «Троцкий» и «Демон революции» не про историю, как и сталинские фильмы типа «Александр Невский» или «Иван Грозный». Они про коллективное бессознательное творческих коллективов, обслуживающих режим на деньги режима.

То есть чуть менее интересно, чем сериал «Спящие» про двух честных эфэсбэшников, на крюке которых держится все. Чуть менее потому, что революция не по зубам этим творческим коллективам и производить они могут лишь конвульсии.

Алексей Цветков разобрал подробно все попытки в кино представить тип бунтаря. И подвёл итог: плохо всё.

Как и сериал «Спящие», эти две поделки примечательны тем, как их создатели раскрывают свои потаённые страхи. Константин Эрнст и Александр Цекало (продюсеры сериала- прим.редакции) явили вместо великого Троцкого образ закомплексованного типа, который больше всего боится, что ему скажут, что он еврей. Или что похуже.

И вот 8 серий подряд он преодолевает этот свой страх. У Константина Хабенского нет ресурса играть того, кто жаждет революцию. Вот и остаётся хлопотать лицом.

Заканчивает его герой тем, что бьёт стеком своего убийцу, чтобы тот поскорее взял ледоруб и убил бы его, как поручил Сталин.

Мощь, полагают авторы, Троцкий приобрёл в ходе личного общения с Фрейдом, который утвердил «начинающего бунтаря» в том, что революцию сделать примерно то же самое, что завладеть женщиной. Вооруженный «методом» хилый юноша расправляет плечи и покоряет партию, города, женщин и Россию.

Он один совершает переворот в октябре: сидит над картой, помечает вокзалы-мосты, звонит по телефону. Почему 25 октября? Потому что 26 у него день рождения.

Этот переворот он дарит Ленину — сам же Ленин для них, нынешних, так страшен, что его они на всякий случай упаковывают в карикатуру.

Совершив переворот, Троцкий напутствует Ленина: называйте, мол, революцией и руководите ею, вы, русские. Сам же уезжает заключать Брестский мир на пару с золотопогонным царским генералом, который от патриотических чувств стреляется.


Кадр из сериала «Троцкий»

Покончив с миром, Троцкий принимается строить Красную армию. Он ездит на бронепоезде с Ларисой Рейснер (Венера в мехах, иногда — без), грубит белым офицерам, устраивает по совету Рейснер децимации, скачет в чёрном плаще с кровавым подбоем на вороной лошади в атаку против артиллерии.

Муж Рейснер — красавец-дебил, почему-то похожий на Ивана Демидова. (С кем-то у него проблемы?) Унижает этого красавца Троцкий прям не по-детски.

Победив в Гражданской войне деревянные кладбищенские кресты, Троцкий начинает давать слабину. Пытается вместе с Лениным (который раньше терпеть его не мог и чуть не сбросил с парижской крыши) одолеть Сталина. Но у Ленина инсульт, а у Троцкого сын жалеет профессоров и писателей, которых вот-вот казнят.

Наконец Троцкого отселяют в Мексику, где у него развиваются видения и муки совести, но всем видениям Троцкий проповедует мировую революцию. Сам же он — жалкий неудачник. Конец.

Эрнст и Ко не то чтобы в лоб, но намекают начальству, что оно примерно так расправилось с Березовским, жалким эпигоном жалкого Троцкого. Тоже, мол, думал, что повелевает судьбами мира, а сам повесился.

У нынешних начальников есть бзик, будто их главные американские враги — тайные неотроцкисты. Вот сериал о том, что каждому неотроцкисту на стене по сталинскому ледорубу — пусть приглядятся.

Такова немудрёная пружина сериала «Троцкий», которым Эрнст так гордится, что премьеру дал в Каннах.

С «Демоном революции» попроще.

Владимир Хотиненко (режиссёр сериала — прим. редакции) работает в старой манере. Держит в напряжении, не закончится ли дело единорогом, как в эпопее «1612», который он снимал, чтобы растолковать глупому населению, почему теперь не 7-ое ноября, а 4-ое.

Главный герой на телеканале «Россия» — Парвус, о котором обыватель не знает ничего. Его играет Бондарчук — даже с некоторым талантом. Поскольку играет Березовского и самого себя, успешного коммерсанта при искусстве.

Парвус честно и с энтузиазмом куёт революцию в России. Он идейный, богатый и еврей. В отличие от «Первого канала», нисколько этим не смущается. И никто ему это не тычет.

И вот этого полезного и выполнившего все обязательства с риском для жизни человека кидают — потому что он компрометирует. Чем же? Места его конфиденциальных встреч — бордели с каруселями. Да и вообще он с немцами якшался и зовут его не Парвус.

Авторы видят революцию так.

Жук Парвус умеет и денег добыть, и оружие в Россию поставить бунтовщикам (даром, что Россия забита оружием под завязку). И купить у немцев вагон для Ленина и Ко. Его самого в вагон не берут — и всё, жизнь потеряна, а сам он приехать уже не может почему-то.

Ленин в сериале — такой умильный Евгений Миронов, почти князь Мышкин, тоже малость не от мира сего, но с хваткой. Хорошо моет посуду.

Вокруг Ленина Крупская и Арманд с легкими припадками ревности, побеждаемыми делом революции. И Радек с Зиновьевым, вечно наступающие на шнурки и не способные поверить, что они и есть ЦК (центральный комитет партии большевиков).

Троцкого нет вообще. Это главная и несомненная удача сериала.

Съёмочная группа в середине повествования не на шутку увлекается линией любовницы Парвуса — надо же дать роль жене Бондарчука. Она ходит в кружевных халатах и шляпках, поёт и мечется между Парвусом и капитаном контрразведки, уезжает с Лениным в Россию в пломбированном вагоне, но, передумав, возвращается.

Единорог почти явлен в финских снегах, но… Конец.

Выбор между 1 и 2 каналом российского ТВ — это выбор между баналом с привкусом Татлина и фрейдизма, и просто баналом.

Советские надеялись, что дожевали революцию в виде колбасы. Постсоветских тошнит от революции, которая беспощадно громыхает на задворках их мутного сознания.

Надежда КЕВОРКОВА

12.11.2017

Понравился материал - поддержите нас